Оглавление.

Земские марки России.

Начиная разговор о почтовых земских марках далекого XIX века, хочется кратко познакомить читателя с историей возникновения земства, с задачами, возложенными на него и т.п.

Реформа государственной власти происходила в России неоднократно. В семидесятых годах XVIII века, Екатерина II, подавив пугачевское мятеж, поспешила увенчать здание петровских реформ введением единообразной и довольно эффективной системы местного управления. В духе идей Просвещения она отказалась от попытки управлять всем из столицы. Губернская реформа, проведенная в 1775 году, привела к существенной децентрализации власти. Значительная часть дел перешла в компетенцию местных властей. Эта мера себя оправдала: екатерининские губернии, уезды, в общем, дожили до 30-х годов XX века, во многом благодаря земству.

Итак земство возникло в период огромного общественного разлома, в условиях глубокого социально-экономического и политического кризиса России во второй половине XIX века. Неуклонное развитие капитализма принудило правительство отменить крепостное право. После 19 февраля 1861 г. около 23 млн. крепостных крестьян оказалось на воле. Ранее их делами ведали помещики. На этой основе и строилось прежнее управление. В новых условиях управлять свободными крестьянами, наделенными землей, через бывших крепостников не представлялось возможным. Необходимы были новые принципы устройства крестьян, вышедших на волю, иной механизм управления местными делами. Во всех европейских странах переход от феодализма к капитализму сопровождался приобщением населения к системе местного управления. Россия не составляла исключения.

Разработкой новой системы управления государством в современных условиях начали серьезно заниматься еще до отмены крепостного права. Ближайшее окружение царя оказывало глухое противодействие проектам, направленным на передачу местных дел выборным органам. Довольно долго могущественная, сплоченная и неразборчивая в средствах партия непреклонных сторонников самодержавия противилась этой идее. Наконец в марте 1859 г. специальная комиссия, созданная при Министерстве внутренних дел, пришла к выводу: ведение земских дел следует передать выборным учреждениям. Состоялось царское повеление приступить к выработке именно такого закона

До отмены крепостного права у правительства был некоторый опыт ведения местных дел. Оно получило его в уездах и губерниях с преобладанием государственных и удельных крестьян. Царская бюрократия первоначально имела намерение приспособить этот механизм управления к условиям, созданным после 19 февраля 1861 г. Однако это оказалось безнадежным делом: опыт ведения местных дел сугубо бюрократически, через чиновников был крайне неудачен.

Однако и после царского указа работа над законопроектом шла медленно и туго. По этому вопросу созывались комиссии, приходили и уходили их председатели, время шло, а разногласиям в верхах не было конца. Главным пунктом споров оказалась та самая линия разграничения, которая отделяла хозяйственные дела губерний и уездов от политических, общегосударственных вопросов. До самого последнего момента никто не мог с уверенностью сказать, какой окончательный вид примет закон о земстве. В конце концов, Александр II потребовал, чтобы разработка закона была завершена к началу 1864 года. Это указание было выполнено, и 1 января 1864 года Александр II утвердил «Положение о губернских и уездных земских учреждениях».

По новому закону местное управление строилось на выборной основе от всех слоев общества. В основу выборов этих органов был положен принцип имущественного ценза. Степень участия в делах должна быть пропорциональна степени участия в интересах. А для определения большей или меньшей степени участия каждого в хозяйственных интересах уезда не было другого видимого признака, как количество имущества, которым владеет в уезде то или другое лицо.

К решению вопросов местного хозяйства привлекался более широкий круг жителей: представители дворян и обуржуазившихся помещиков, торгово-промышленной и сельской буржуазии. Это обстоятельство делало более гибким местное управление, способствовало развитию капиталистического предпринимательства, открывало новые пути для роста капиталистического уклада. Для избрания уездного земского собрания население уезда делилось на три курии: первая включала землевладельцев уезда, вторая – собственников недвижимого имущества в городе и третья – крестьян. Выборы гласных от каждой курии проходили раздельно.

На съезде представителей от первой курии принимали участие крупные и средние помещики, имевшие не менее 200 десятин земли или другого недвижимого имущества стоимостью от 15000 рублей и граждане, располагавшие годовым доходом от 6000 руб.

Мелкие землевладельцы, у которых было менее 1/20 полного ценза, выбирали из своей среды уполномоченных. Их число определялось путем деления суммарной стоимости имущества на величину полного ценза.

В работе съезда от второй курии участвовали домовладельцы, фабриканты и заводчики, купцы и прочие горожане, владевшие купеческими свидетельствами или промышленными и торговыми заведениями с годовым доходом от б000 руб. Сюда же включались владельцы недвижимой собственности стоимостью от 4000 руб., а в мелких городах – от 500 руб.

Выборы гласных от крестьян были многостепенными: сельские общества посылали своих представителей на волостной сход, где избирали выборщиков, а уже из их среды выбирали установленное количество гласных уездного земского собрания. Чаше всего крестьяне плохо разбирались в сущности земской реформы, да и не очень ею интересовались. В такой обстановке в гласные от крестьян нередко проходили помещики, духовенство, мещане. «Положение» разрешало крестьянам избирать гласных от других сословий.

В результате первых выборов уездных земских гласных, проведенных в 1865 – 1867 гг., фракция помещиков в уездных земствах оказалась самой значительной. Еще более прочные позиции заняли дворяне в губернских земствах. Разумеется, и от крестьян в земства проходила самая зажиточная, экономически состоятельная их часть, посланцы сельской буржуазии.

В повседневной работе земских учреждениях заметную роль играла интеллигенция. Она осуществляла функции служащих. Этот слой увеличивался из года в год и со временем достиг внушительных размеров, далеко превысив число выборных земских деятелей. В период максимального развития земской деятельности на каждого гласного в среднем приходилось до 50 служащих: статистиков, инженеров и техников, секретарей, бухгалтеров, заведующих отделами, учителей, врачей, ветеринаров, агрономов, страховых агентов и т. д. Им принадлежало видное место в практической хозяйственно-культурной сфере земских учреждений.

После избрания гласных, чаще всего осенью, собирались уездные земские собрания. Обычно на них председательствовали уездные предводители дворянства. Гласных приводили к присяге, и начиналось обсуждение вопросов местной жизни. Заседания проходили открыто, и в зале мог присутствовать всякий, кто желал послушать выступления ораторов. На первом же собрании уездные гласные избирали из своей среды губернских гласных: от 6 уездных – одного губернского. В состав губернских земских собраний входили предводители дворянства и председатели управ всех уездов, а также 2 – 3 чиновника от казенных и удельных имений. Губернские собрания созывались один раз в год, чаще всего в декабре, но могли созываться и чрезвычайные собрания. На заседаниях председательствовал губернский предводитель дворянства. Срок полномочий уездных и губернских собраний по «Положению» равнялся трем годам.

Такой состав и порядок работы местных органов управления сохранился, практически без больших изменений, до революции 1917 года. Именно поэтому земства в большинстве своем не поддержали большевиков, которые были вынуждены ликвидировать земские учреждения и строить свою систему управления, основой которой стали неимущие.

Для выполнения текущей работы земские собрания избирали управы из 3 человек: председателя и двух членов. Иногда разрешалось увеличивать количество членов уездных управ до 4, а губернских – до 6 членов. А теперь сравните эти цифры с численностью бюрократического аппарата современных органов управления. Гласные, избранные на должности председателей губернских управ, утверждались министром внутренних дел, а уездные – губернатором. Ему же принадлежало право утверждать членов губернских и уездных управ. Если министр или губернатор не давали гласному согласия на занятие той или иной должности, назначались новые выборы, не получивший же утверждения не мог баллотироваться на эту должность вторично.

Принятие «Положения о земских учреждениях» не означало одновременную и повсеместную организацию местного самоуправления. Царская администрация препятствовала распространению земств на окраины России. В этом деле она придерживалась довольно четкой линии: поскольку вообще не удалось избежать местного самоуправления, следовало вводить его в губерниях с явным преобладанием помещичьего землевладения.

В 1865 г. земские учреждения открыли свою деятельность в 19 губерниях: Самарской, Пензенской, Костромской, Новгородской, Херсонской, Псковской, Курской, Ярославской, Полтавской, Черниговской, Московской, Харьковской, Казанской, Санкт-Петербургской, Рязанской, Воронежской, Калужской, Нижегородской и Тамбовской.

В 1866 г. земскими стали еще 9 губерний: Смоленская, Тверская, Тульская, Симбирская, Орловская, Владимирская, Саратовская, Екатеринославская и Таврическая. Затем открытие земских учреждений замедлилось: в 1867 г. они появились только в 2 губерниях – Вятской и Олонецкой, в 1869 г. – в Бессарабской, в 1870 г. – в Вологодской и Пермской и в 1875 г. – в Уфимской губернии. В 1876 г. правительство решило дать земскую форму управления Области Войска Донского, первому казачьему войску империи, но вскоре отказалось это делать из-за решительного протеста казачьих верхов. В 1882 г. земства там были упразднены. Итак, за 11 лет земства были созданы в 34 губерниях исключительно европейской части России.

В правительственных кругах существовало мнение, что земские учреждения являлись не органической частью административного аппарата; а неким придатком к нему. Круг деятельности земств был строго ограничен. Закон отводил им решение вопросов исключительно местного хозяйства: они ни в коем разе не должны были выходить за установленную границу.

Сразу же после возникновения земства приступили к разнообразной деятельности. Согласно закону, земские функции делились на обязательные и необязательные.

В первую группу, попали дела, которые были обременительны для государства, и оно охотно переложила их на плечи местного самоуправления. Это – содержание арестантских помещений и квартир для чинов полиции, этапная повинность, устройство и ремонт больших дорог, выделение подвод для разъездов полицейских, и жандармов и других государственных чиновников, содержание мировых посредников и судей. Эти повинности нужны были правительству, и поэтому для земских учреждений считались обязательными.

Кроме того, земствам поручались также занятия, которые трудно было вести из центра: страхование сельскохозяйственных построек от пожара, содержание городских больниц и богаделен, ремонт мостов и дорог, продовольственная помощь населению. Они считались для земства в некотором роде факультативными, необязательными делами. Более того, в проекте «Положения» даже не упоминалось о таких сферах деятельности, как народное образование, медицина, ветеринария. Все это было включено в компетенцию земств лишь после обсуждения проекта Государственным советом, к тому же в формулировке нарочито туманной, нечеткой, оставляя возможность для вмешательства государства в деятельность земств. В конечном счете, к необязательным функциям была отнесена работа:

- по оказанию врачебной помощи населению;

- организации народного образования, точнее, его хозяйственной части (наем помещений для школ, их отопление, обеспечение учебниками и материалами, содержание учителей);

- созданию ветеринарной службы, содействию сельскому хозяйству, устройству дорог, почты и др.

При организации местных органов управления правительство очень настороженно относилась к объединению земств и их попыткам выйти за пределы местных «польз и нужд». Уже на первых земских собраниях отчетливо обнаружилась тенденция к попыткам объединения сходных учреждений. Правительство незамедлительно приняло меры по искоренению «крамольного духа». 4 мая 1867 г. Правительствующий сенат разъяснил земствам, что даже обмен постановлениями между губернскими земскими собраниями «представляется несогласным с законом, ограничивающим круг действий земских учреждений пределами губерний и уездов». 13 июня 1867 г., появилось высочайше утвержденное мнение Государственного совета, согласно которому земствам строго воспрещалось без разрешения губернатора печатать отчеты земств и материалы о прениях и речах, произнесенных на земских собраниях. В 1868 г. циркулярами от 26 августа и 8 октября министр внутренних дел опять напомнил земским служащим об их зависимости от администрации и потребовал, чтобы земские управы печатали свои материалы в количествах, не превышающих число гласных; земским учреждениям запрещалось обмениваться изданиями с земствами других губерний.

Подобное запрещение в дальнейшем сыграло большую роль в организации и развитии земской почты России. Эта задача вскоре появилась в списке необязательной части функций земства. А так как было запрещение взаимодействия родственных учреждений и даже распространение печатных изданий, где обсуждались проблемы и решения устройства земских учреждений в различных губерниях, то развитие почтового дела во многих губерниях пошло своим путем. В результате коллекционеры получили массу очень интересных почтовых марок, часто очень непохожих друг на друга.

Поговорим более подробно об организации земской почты России.

Итак, в половине шестидесятых годов прошлого столетия, центр местной административно - хозяйственной: работы перешел в уезды. Очень скоро земские органы стали ощущать отсутствие достаточной почтовой связи в пределах своих уездов. Общегосударственные почтовые учреждения имели свои конторы и отделения, главным образом, в городах, а почтовая связь с селениями внутри уезда поддерживалась через имевшиеся в уезде в незначительном количестве волостные или сельские отделения государственной почты. Для того, чтобы поддерживать связь с остальными частями уезда, нужно было ехать на лошадях 40 – 50 верст.

Когда появились новые земские учреждения, земским управам нужно было организовывать регулярную связь с ними для организации дела на местах. Существующая система не годилась совершенно, и этим была вызвана потребность в учреждении земской почты.

По действовавшим тогда законам, организация почты составляла монополию государства и всякая организация, конкурировавшая с государством в этом отношении, преследовалась в уголовном порядке. Но так как прямой конкуренции государственной почте земская почта не оказывала, ведь она фактически являлась лишь ее продолжением, то почтовое ведомство не очень препятствовало развитию местной почты, организуемой земством.

Первая земская почта была организована в Ветлужском уезде, Костромской губернии, но она еще не имела почтовых марок. Первая же земская почта, пересылка корреспонденции по которой оплачивалась марками, была организована в Шлиссельбургском уезде (С.-Петербургская губерния). Это произошло в сентябре 1865 года. Описание этого встречается во многих работах, посвященных земской почте. Однако исследования российских коллекционеров изменили это устоявшееся утверждение. На самом деле почта Шлиссельбургского уезда была организована много позже. В настоящее время пальма первенства в выпуске первой почтовой марки земской почты отдана Верхнеднепровскому уезду Екатеринославской губернии, где почтовые марки введены с 1 декабря 1866 года. Вот перед Вами первенец земской почты России!

До 1870 года земская почта действовала как бы вне закона, но государство закрывало на это глаза. В результате к 1870 году земская почта действовала уже более чем в двадцати уездах. Но такое положение долго не могло продолжаться, государству нужно было решать, либо узаконить земскую почту или отменить ее и развивать собственную сеть. В результате государство пошло на изменение законодательства.

5 сентября 1870 года последовало разъяснение министерства внутренних дел по почтовому департаменту, основанное на указе сената от 27 августа того же года, о легализации земской почты. По этому распоряжению земским учреждениям предоставлялось организовывать местную почту, где в том являлась надобность, на следующих основаниях.

Земства могли организовывать доставку почты из государственных почтовых учреждений в разные места уезда и из находящихся в пределах уезда селений доставлять корреспонденцию для дальнейшей переотправки по государственной почте, а также организовывать почтовое дело по доставке корреспонденции в тех местах уезда, которые лишены почтовых сообщений.

Организуемая земствами почта должна была принимать на себя ответственность за правильную доставку корреспонденции, получаемой его от государственной почты для сдачи адресатам в пределах уезда. По закону «почта могла бы быть организуема лишь в пределах одного уезда без права пересылки корреспонденции земскими средствами из одного города в другой. Земской почте предоставлялось иметь свои марки при условии, чтобы они отличались от марок государственной почты, и земские почтальоны не должны были иметь на своих сумках эмблемы государственной почты – почтовых рожков».

Развивавшаяся в последующее время при этих условиях земская почта настолько зарекомендовала себя в земском деле, что при издании 12 июня 1890 года нового Земского Положения, в него было введено особое постановление о том, что на земские учреждения возлагается устройство и содержание земской почты.

Проследить ход развития земской почты представляется весьма затруднительным, так как открытие и закрытие земских почтовых учреждений находилось в руках местных уездных земских управ, и дело это не было объединено в каком-либо одном центральном пункте, при чем в некоторых земствах доставка почтовой корреспонденции производилась бесплатно. Поэтому для филателистов развитие земской почты приходится рассматривать с точки зрения количества знаков земской почтовой оплаты.

Земские учреждения были введены по Положению 1864 года в 36 губерниях, где имеется всего 371 уезд. Из числа этих губерний земская почта, оплачивавшаяся почтовыми марками, была организована в 33 губерниях, но из имеющихся в этих губерниях 345 уездов земские знаки почтовой оплаты курсировали всего в 162 уездах.

Если судить только по обращавшимся в уездах земским маркам, то полностью в свое время земскою почтою обслуживались лишь две губернии – Херсонская и Пермская; затем земское почтовое дело имело значительное развитие в северных губерниях Вологодской, Вятской, Новгородской и Псковской; далее можно отметить губернии Воронежскую, Екатеринославскую, Курскую, Московскую, Полтавскую, Рязанскую, Самарскую, С.-Петербургскую, Саратовскую, Тамбовскую Тверскую, Тульскую и Харьковскую, в которых наблюдалось также значительное количество уездов с обращавшимися в них земскими марками.

А из уездов, где были выпущены почтовые марки, рекордсменами являлись Богородский уезд (выпущено 150 основных номеров), Грязовецкий (122), Полтавский (94), Белозерский (85) и Лохвицкий (75).

Уездные земства, в подавляющем большинстве случаев, выпускали марки только для нужд почтового обращения. В 84 уездах было выпущено менее 10, а еще в 38 уездах - менее 20 почтовых марок.

Но нет правил без исключения. Исключением являются земские почты Полтавского и Лохвицкого уездов Полтавской губернии, где во главе почтового дела стоял известный филателист П. П. Ганько. (Павел Петрович Ганько был председателем губернского земского собрания ) В этих уездах было сделано большое количество выпусков марок, совершенно не оправданное потребностями почтового обращения.

Таким образом, создавались искусственные редкости, а тиражи марок уменьшались, чтобы иметь возможность осуществить новое издание. В Лохвицком уезде среди надпечаток, сделанных в связи с недостатком запаса марок мелких номиналов, есть и чисто спекулятивные выпуски, например: 5 коп. на 3 коп. – синяя (№ 25).

Бесспорно, спекулятивную цель имели малотиражные выпуски неперфорированных марок этих уездов. Только ради наживы в Краснинском уезде Смоленской губернии, были сделаны разновидности юбилейных марок 1912 г. на бумаге разных цветов, с углами разного цвета и умышленно уничтоженными цифрами в углах (№№ 15 – 21 и 27 – 30). Но это частности, так сказать, темные, хотя и объяснимые, места в истории земской почты.

Как уже говорилось, с первых же лет появления земских почтовых марок и штемпельных конвертов у русских и зарубежных филателистов возник к ним интерес. Свои коллекции они пополняли, выписывая из уездов земские знаки почтовой оплаты и штемпельные конверты. Обычно коллекционер высылал земской уездной управе денежную сумму, а та снабжала его коллекционным материалом. Часто эти расчеты производились с большой скидкой от номинальной стоимости, а марки старых выпусков высылали вообще бесплатно или по весьма низкой цене. Например, как видно из финансовых отчетов Белозерской уездной управы Новгородской губернии в 1878 году, «собирателям взамен уступки против номинальной цены отослано марок 341 штука на 6 руб. 82 коп.», а в 1882 – 1883 годах «уступлено коллекционерам бесплатно и за полцены: 391 земская марка коллекционеру Зиверт и 310 марок – коллекционеру Буркгардт».

В документах Глазовской уездной управы Вятской губернии, датированных 1888 и 1892 годами, приводятся суммы, полученные за проданные коллекционерам «старые земские марки». Подобные сведения содержатся и в документах Тульской, Старобельской, Белозерской и других уездных земских управ. Многочисленны и сведения о продаже коллекционерам штемпельных конвертов земской почты. Об этом упоминается в документах Тульской, Сорокской, Тотемской и других уездных управ.

Наряду с этим известны случаи, когда отдельные земские управы (в частности, Алатырская, Симбирской губернии) категорически отказывались посылать коллекционерам земские марки, мотивируя свои действия местным назначением земских знаков почтовой оплаты. Впоследствии это стало одной из причин чрезвычайной редкости не которых марок.

Продажа филателистам земских почтовых марок и штемпельных конвертов в начале 900-х годов достигла значительных размеров. И многие уездные управы суммы, вырученные от этой операции, использовали на содержание земской почты.

В частности, Полтавский, Белозерский, Грязовецкий, Соликамский, Лохвицкий, Краснинский (почти все они в списке "рекордсменов") и другие уезды ежегодно выручали от продажи своих марок несколько сот рублей.

Чтобы подтвердить это, обратимся к докладам о деятельности земских почт Полтавского и Белозерского уездов. В 1906 году Полтавская уездная управа сообщила земскому собранию, что «по получении новой партии марок они в значительном числе закуплены коллекционерами», а в 1909 году, что «изготовленные юбилейные марки раскупили коллекционеры».

Такое же сообщение было сделано и Белозерской уездной управой на земском собрании в 1914 году: «выручка (от продажи земских марок) значительно поднялась. Два коллекционера закупили их на 296 рублей».

Но не только филателисты покупали на корню земские марки и штемпельные конверты. Гораздо больший интерес к ним проявляли торговцы коллекционными материалами, и в частности Кербер, который имел своих агентов в Москве и Харькове, а также Эрбе, живший в Риге. Нет почти ни одной уездной управы, в финансовых документах которой за 70 – 90-е годы прошлого столетия не содержались бы сведения о продажи этим скупщикам штемпельных конвертов, марок старых выпусков и текущего филателистического материала. Например, у Тульской уездной управы с 1873 по 1880 год Кербер закупил около 2000 штемпельных конвертов. В 1876 году он же в Старобельском уезде Харьковской губернии купил 1112 штук земских марок «с уступкою 10%» и т. д.

Так за счет продажи почтовых марок земства поправляли свое финансовое положение, причем без необходимости оказания услуг, а коллекционеры свои коллекции.

Но что было, то было. Рассмотрим более подробно наиболее характерные выпуски земских почтовых марок. Остановимся сначала на выпусках, сделанных в местных типографиях. Это наиболее интересная часть земской почты.

Земские марки первоначально изготовлялись местными типографиями и литографиями и по своей форме и рисункам представляются весьма разнообразными. В числе земских марок встречаются марки таких форм, которые вообще не встречались до тех пор в мировой филателии. Это марки в виде вертикального или горизонтального ромба (Псков, Рязань, Егорьевск), в виде вырубленного из бумаги овала (Весьегонск) или круга (Касимов).

В большинстве случаев марки печатались литографским способом либо типографским способом. Некоторые земства, в целях экономии времени и денег изготовляли почтовые марки ручным металлическим штемпелем и даже иногда печатались на вектографе. В результате получались довольно примитивные знаки почтовой оплаты, которые, однако, довольно успешно выполняли свои функции.

А некоторые земства наоборот размещали печать своих почтовых марок в лучших типографиях крупных губернских центрах, и тогда получались выпуски, имеющие прекрасные полиграфические свойства, которых не имеют и многие современные марки. Особенно следует отметить выпуски Борисоглебского и Лужского уездов, которые выполнены даже с выпуклыми деталями в некоторых частях своего рисунка. Очень интересна и серия Краснянского уезда Смоленской Губернии, посвященная 100-летию Отечественной войны 1812 года.

Изготовление земских марок со стороны рисунка было ограничено лишь одним требованием, чтобы марки не были подражанием государственным почтовым маркам. Поэтому, когда в начале появились даже довольно мало похожие на общегосударственные почтовые знаки марки Мелитопольского уезда, они были конфискованы. Но впоследствии к этому относились более терпимо, и можно было уже наблюдать весьма похожие на государственные – марки Лаишевского, Бугульминского и Бугурусланского уездов, а также изготовлявшиеся по рисунку государственных марок, но только резко отличавшиеся по цвету, последние выпуски марок Боровичского и Тверского уездов.

В некоторых уездах наблюдается погоня за новыми рисунками и за подражанием иностранным маркам. Так, в Грязовецком и Сапожковском уездах изготовлялись марки, подражавшие маркам швейцарским, баварским, венгерским и другим. Но как видно из иллюстраций качество земских «подражалок» очень проигрывает по сравнению с оригиналом.

Но имеются и такие уезды, которые, избрав себе какой-либо один рисунок, сохраняли его постоянно, при чем различие отдельных выпусков их было только в деталях и оттенках (у.у. Подольский, Камышловский и др.).

Более старые выпуски марок изготовлялись беззубцовыми и только впоследствии стал и появляться марки с перфорацией. Земская почта знает перфорацию самого разнообразного вида, начиная с обыкновенных зубчиков и кончая самыми разнообразными проколами. Имеются даже выпуски, в которых перфорация сделана на швейной машине. Такие «швейные» марки выпустил Бугуруслановский уезд в 1879 году. Очень часто наблюдаются случаи, когда в одном и том же выпуске марки бывают с зубцами и без них. Нередки случаю пропуска перфорации в некоторых направлениях, что связано с довольно слабой технической базой типографий того времени и отсутствием ОТК.

Изготовляя марки, уездные литографии очень берегли бумагу, и если на листе не удавалось расположить все марки в вертикальном положении, то на оставшемся узком месте они располагали марки в лежачем положении, вследствие чего среди земских марок нередко можно встретить как КУШЕ так и ТЕТ-БЕШ. Встречаются и различные СЦЕПКИ.

Земская почта оставила филателистам несколько любопытных для того времени знаков почтовой оплаты, о которых стоит рассказать подробнее. Это марки с талонами, служебные и специальные знаки почтовой оплаты. Марки с талонами выпускались в Котельническом уезде Вятской губернии. Она разделялась на две части, разделенные узорным бордюром. При приеме письма, приемщик заполнял левую часть марки и отдавал ее клиенту в качестве квитанции, а правая часть марки наклеивалась на конверт. Подобные марки-квитанции очень редко встречаются в истории мировой филателии, а марка Котельнического уезда относится к редчайшим почтовым маркам мира.

По такому же принципу были выпущены марки Задонского уезда Воронежской губернии. А вот почтовые марки Лубенского уезда Полтавской губернии были выпущены без квитанции, но с местом для номера на самой марке. При приеме письма приемщик ставил номер на марке, а затем в журнале регистрации.

В Тираспольском уезде (Херсонская губерния) были выпущены специальные бесплатные служебные почтовые марки (для казенных пакетов), подобные же марки для населения были так и обозначены (для частных пакетов и писем).

Так как сфера действия земской почты ограничивалась пределами уезда, но с другой стороны она являлась продолжением почты государственный, то корреспонденция поступившую через государственную почты она должна была доставить по назначению. Тут и выяснилось, что есть потребность в выпуске марок доплатных (Богородск). А для того, чтобы отличить доплатные марки от обычных в Богородском уезде стали выпускать специальные марки (долговая – доплатная и оплоченная – обычная). Выпускались доплатные марки и в других уездах. А в некоторых уездах, вместо того, чтобы выпустить особые доплатные марки, пользовались обыкновенными марками, на которые налагали особым штемпелем надписи о том, что корреспонденция почтовыми сборами не оплачена.

Земская почта Лубенского уезда подарила филателистам совершенно уникальный выпуск, аналог которого до тех пор никогда не встречались в эмиссиях других стран - марки для оплаты годовой подписки на газеты и журналы.

Земская почта выпускала и другие специальные марки. Во многих земствах выходили специальные марки для заказной корреспонденции, у которых не было места или квитанции, как у марок Котельнического, Задонского или Лубенского уезда. Это были просто марки, на которых было подчеркнуто их назначение.

Примитивность некоторых выпусков земских марок можно проиллюстрировать первыми марками Тихвинского уезда (1871). Марки представляют собой просто оттиск ручного штемпеля, на котором нет даже цены. Или вот еще один пример из будней почты Тихвинского уезда. В 1878 году вышла почтовая марка номиналом 5 копеек. В каталоге Чучина для нее отведено 4 номера (№11-14) и сделана пометка «раскрашенная от руки». Посмотрите внимательно на это чудо! Как видно из этих примеров количество разновидностей земских марок просто огромно.

В филателистической литературе встречаются фразы о большом разнообразии памятных выпусках земской почты. Рассмотрим этот вопрос более подробно.

Первый памятный выпуск земских марок вышел в Полтавском уезде только в 1909 году. Он был посвящен 200-летию разгрому шведов над Полтавой и состоял из 7 марок, на которых позднее делали надпечатки. На 5 из них в живописном обрамлении дано несколько монументов, сооруженных в честь 200-летия Полтавской битвы. На марках 1 и 2 копейки изображение памятников, установленных на поле боя в 1909 году. Третья марка (3 коп) имеет рисунок «Памятника Славы», находящегося в Полтаве, четвертая (5 коп), воспроизводит памятник в честь коменданта Полтавского гарнизона. На марке номиналом 6 копеек находится изображение памятника, сооруженного в 1849 году, на месте, где Петр I, отдыхал после боя. На марке номиналом 10 коп запечатлено место захоронения русских солдат, погибших в Полтавском сражении. На последней марке серии (15 копеек) находится портрет Петра I.

В 1912 году Краснянский уезд Смоленской губернии издал две марки в честь 100-летия Отечественной войны 1812 года. В сражении под селом Красное русские войска под командованием генерала Неверовского задержали конницу маршала Мюрата. Этому событию и посвящена одна марка. Рисунок второй марки – сражение под Красным, которое произошло уже во время отступления французов. На ней можно видеть генерала Милорадовича во время боя русской и французской кавалерии. Это наиболее ярко выраженные памятные марки в современном толковании этого термина.

Задонская марка с изображением почтового рожка и герба Воронежской губернии, выпущенная в 1914 году в честь 50-летия местной земской управы выполнена методом рельефной печати, а фасонные зубчики вырублены специальным штампом.

Посмотрите еще на несколько памятных марок Полтавского уезда. Вот собственно и все памятные выпуски земской почты (в каталоге Чучина они названы юбилейными). Так что бытующее мнение о большом количестве памятных земских марок очень преувеличено.

Это заблуждение связано с тем, что в отличие от государственных марок земские марки были более разнообразными, по формам, по сюжетам и размерам от однообразных марок Российской империи. Об этом мы уже говорили.

Но все когда-то кончается. Почтовые власти для усиления контроля выпуска земских марок стали настоятельно рекомендовать размещать заказы земств в Экспедиции заготовления государственных бумаг (ЭЗГБ). Первый такой выпуск состоялся в 1884 году. С одной стороны качество марок стало значительно лучше, резко уменьшилось количество разновидностей. Но с другой стороны, земские марки мгновенно потеряли свою оригинальность и стали более "стандартными", т.к. ЭКЗБ начала использовать всего несколько типов, меняя только название уезда, его герб и номинал, да "играя" на цветовой гамме.

Земские марки, напечатанные в Экспедиции Заготовления Государственных Бумаг, впервые появились в 1884 году, и с тех пор их становилось все больше и больше. Коллекционеры различают 5 основных типов земских марок, по которым они изготовлялись в Экспедиции.

Первым из этих типов (Остров) являются марки, изготовлявшиеся Экспедицией для почты Островского уезда. Марки эти весьма изящного рисунка, небольшого формата (18.5х24.5 мм), в начале 1884 года печатались в две краски, а затем в девятисотых годах, в целях удешевления их изготовления, стали выпускаться отпечатанными в одну краску. Вторым земством, присоединившимся к заказам марок в Экспедиции, было Лебединское, для которого печатались марки по типу марок Островского уезда.

В скором времени появился и второй тип (Арзамас) экспедиционных марок. В 1890 году были выпущены экспедиционные марки для Арзамасского уезда. Эти марки из всех земских марок экспедиционного изготовления отличаются своею величиною (22.5х28.75 мм), а также способом их печати. Они изготовлялись напечатанными на гильошированном фоне того же самого цвета, как и печать рисунка. Тип рисунка арзамасской экспедиционной марки был заимствован от обращавшихся раньше в Арзамасском уезде марок местной работы и затем никакими другими земствами заимствован не был.

Третий тип (Бахмут) марок экспедиционного изготовления – это марки так начало которых положили марки Белозерского уезда в 1893 году. Затем рисунок этот довольно быстро был распространен на марки Сарапульского (1893 г.), Ставропольского (1894 г.), Новоузенского (1897 г.), Сумского (1898 г.), Ливенского (1990 г.) и Бахмутского (1901 г.) уездов. По этому рисунку для упомянутых уездов печатались Экспедицией марки до 1902 г., когда они были заменены, так называемыми, марками ардатовского типа. Несмотря на это, по заказу Шадринского земства, для него были изготовлены Экспедицией, по этому же рисунку, клише для марок в 1910 году.

Четвертым по времени, но вместе с тем и наименее других распространенным типом (Петрозаводск) экспедиционных марок, были марки, печатавшиеся с 1901 г. Экспедицией для Петрозаводского уезда. Эти марки печатались в одну краску по рисунку, напоминавшему паспортные марки, употреблявшиеся в некоторых городах для наклейки на паспорта при прописке их в полиции. Марки этого рисунка обращались лишь в одном Петрозаводском уезде.

Весьма четкий рисунок, так называемого Бахмутского типа вскоре сменился марками Ардатовского типа (Ардатов). Марки эти, величиною 19.5х26.5 мм, печатались всегда в одну краску. Впервые они были выпущены в 1902 г. для Ардатовского уезда, после чего Экспедиция по этому образцу изготовляла почтовые знаки для земской почты разных уездов до самого конца ее существования. Марки этого типа были выпущены для тридцати с лишним уездов.

Оглавление.