Содержание.

Фантастические выпуски.

В истории филателии, время от времени, появляются знаки почтовой оплаты некоторых стран, выпущенных от их имени, но без согласия последних либо просто несуществующих стран[1]. Подобные выпуски появляются, потому, что даже самые серьезные типографии, часто не могут отказаться от выполнения выгодного заказа. Что же говорить о небольших частных типографий, которые рады любому подвернувшемуся заказу и которые вряд ли будут скрупулезно проверять полномочия заказчика. Ну а целью заказчика является, конечно же, нажива. Было выпущено достаточно много фантастических выпусков. Причем, некоторые из них были выпущены еще в XIX веке. Однако и в наше время находятся все новые и новые аферисты, которые пытаются, иногда и не без успеха, заработать на увлечении миллионов коллекционеров. Мы же рассмотрим наиболее интересные истории фантастических выпусков.

Один их первых известных фантастических выпусков произошел буквально через несколько лет, после появления «черного пенни». 29 августа 1842 г. в Нанкине подписанием неравноправного для Китая договора закончилась т. н. 1-я «опиумная война» (1840 – 1842) между Великобританией и феодальным Китаем. Для свободной английской торговли открывался ряд портов, в том числе Гуаньчжоу (Кантон), Шанхай, Сямынь (Амой). Англия также получила в «вечное владение» о-в Сянган (Гонконг). В некоторых портах консульства Англии с апреля 1844 г. открыли свои почты, где впоследствии использовались марки Гонконга. Все это, видимо, породило появление одного из «почтовых призраков» с «Amoy-Hongkong-Shanghai-Ningpo». На довольно сложном рисунке изображены орел с расправленными крыльями, пагода, человек с зонтиком и ниже – корабль. Справа – знаки, напоминающие иероглифы. В клюве у орла – флаг с не поддающейся переводу надписью. Известны марки трех номиналов в неизвестной валюте. Предполагается, что они предназначались для пароходной компании, суда которой плавали между четырьмя портами, указанными на марке. Однако, вернее всего, они были выпущены, чтобы выкачать деньги у коллекционеров.

Довольно интересна история появления почтовых марок королевства Седанг. Ее главное действующее лицо – Мария Давид де Майрена французский авантюрист, служивший в армии еще во время франко-прусской войны. В 1884 году вместе с группой миссионеров он отправился в Аннам[2], тогдашний французский протекторат в Индокитае. Судьба забросила его в племя седангов, а случай помог ему завоевать симпатию местных жителей: у Майрены оказались под рукой медикаменты, при помощи которых удалось подавить вспышку эпидемии. В знак благодарност и вождь племени отдал ему в жены свою дочь. Более того, вскоре он становится во главе племени седангов. Какое-то время Майрена вел мирную и спокойную жизнь. Но его авантюристическая натура требовала действий. В 1897 году вместе с экзотической женой он покинул джунгли и направился в Париж, прихватив с собой все, что представляло ценность.

Здесь, на родной земле, он прибег к мистификации и выдал себя за короля Седанга Мария I. Но «королевская» жизнь требовала королевских средств. Вскоре «королевские» карманы опустели и чтобы как-то поправить свое положение, его величество решил учредить в своем «королевстве» почтовое ведомство и заказал серию почтовых марок с надписью «Deh Sedang» («Королевство Седанг»). Выполнение столь важного заказа было поручено одной из парижских типографий. Однако расточительность короля перечеркнула все надежды. Почтовые марки еще не были готовы, как атмосфера для Мария I стала слишком «жаркой», так как нетерпеливые кредиторы обратились в полицию, и он был вынужден спешно отбыть обратно в «прохладный» Седанг.

Как говорится на поле битвы остались только обманутые хозяева типографии, которые не получили обещанного вознаграждения за уже выполненный заказ. Однако, и они нашли выход из положения. Стремясь восполнить ущерб, они снабдили уже отпечатанные марки выдуманным штемпелем с текстом "Deh Sedang-Pelei Agna" и пустили их на рынок. Марки эти можно было приобрести еще в течение многих лет. В результате, самыми пострадавшими оказались коллекционеры, прельстившиеся недорогой экзотикой.

Интересна и история появления в 1922 году на Западе почтовых марок РСФСР, «сработанных» итальянским бизнесменом Марко Фонтана. Он получил известность еще до первой мировой войны, тем, что, пользуясь доверчивостью филателистов, наводнял марочный рынок фальшивками.

Одна из серий, получившая название марки «Одесского Помгола», хорошо известна российским филателистам старшего поколения. Она иногда встречается в коллекциях.

Но о другой серии, состоящей из семи марок и пока не получившей какого-либо названия, знают очень немногие. В большинстве книг по филателии, изданных в Советском Союзе, встречается глава о скромности вождя и о марках, выпущенных в честь В.И.Ленина. Вот один из отрывков: «…но, тем не менее, одна марка с портретом Ленина все-таки вышла еще до этого.[3] И вот какова ее история. Марки Советской России по праву считались завидным украшением любой коллекции. Еще бы! Ведь марок Советской России было очень мало даже внутри страны: с 1 января 1919 года и по 15 августа 1921 года пересылка простых писем и открыток внутри РСФСР производилась бесплатно, за счет государства. А за границу советские марки тем более не проникали. Сначала потому, что окружавшие со всех сторон Советскую Россию четырнадцать капиталистических государств открыто, воевали с нею, пытаясь восстановить власть капиталистов и помещиков. Переписка же с государством, с которым идет война, не разрешается. После, когда советский народ выгнал интервентов вон, капиталистический мир по-прежнему отказывался признать советскую власть официально и наладить с нею нормальные отношения, а следовательно, и нормальный обмен почтой.

И вдруг в Италии появились в продаже советские марки. Стал известен и адрес, где их можно было приобрести: «Товарищество итальянской филателии в Венеции», улица 22 Марцо, 2403.

Наибольшей популярностью пользовалась марка с портретом Владимира Ильича. Ленин и Советская Россия – это для всех было одно и то же. Марку покупали не только коллекционеры: многие люди хотели иметь портрет Ленина. Как же, однако, попали в Италию советские марки, и тем более марка с портретом Ленина, – ведь Владимир Ильич запретил ее печатать? Оказывается, эти «советские марки» были отпечатаны... в самой Италии неким Марко Фонтано!

Я бережно храню у себя в альбоме и нашу первую марку с портретом Ленина и марку, выпущенную в Венеции. Я ценю марки за то, что они рассказывают не только о себе, но, прежде всего, о жизни...». [4]

Так вот замалчивание этого фантастического выпуска Марко Фонтана происходило по достаточно прозаичной причине. Дело в том, что в серии марок, изданных Марко Фонтана, наряду с портретом Ленина, были портреты Троцкого и Зиновьева. И еще одно обстоятельство - номинал "марки", на которой изображен вождь был меньше, чем номинал "марок" с Зиновьевым и Троцким

А сама история этого выпуска довольна интересна. Шел 1922 год. Молодая Советская республика вступила в мирный период развития. Но долгие годы первой мировой и гражданской войны привели к тому, что страна оказалась в изоляции. Нарушились прежние связи в экономике, политике, культуре (в том числе и интересующие нас – филателистические). Как выйти из изоляции, прорвать ее? Важным этапом на этом пути была Генуэзская конференция, проводившаяся в апреле – мае 1922 года, а официальное приглашение итальянского правительства было вручено правительству РСФСР 7 января.

Всякий бизнес, а дело Марко Фонтано, как тут не крути, представляло собой бизнес, требует размаха. Но развернуться он мог, только учитывая повсеместный исключительный интерес к Советской республике. Западная печать накануне Генуи много рассказывает о РСФСР, голоде, который поразил волжские губернии, комментирует предстоящее участие России в международной конференции, сообщает о вождях русской революции. Скорее всего, он пустился на такую аферу не только ради удовлетворения филателистических запросов. Ибо рассчитывать только на коллекционеров, пусть даже и немалое их число, было бы неразумно. И расчет Марко Фонтано в полной мере оправдался. Практически все марки были быстро реализованы. Судьба же этой серии в Советском Союзе сложилась очень неудачно. Начавшаяся борьба с «врагами народа», в число которых попали и Троцкий и Зиновьев, привели к тому, что попавшие в страну марки этого фантастического выпуска были уничтожены и всякое упоминание о нем – запрещены.

1954 год. Страницы газет всего мира обошла скандальная история с почтовыми марками так называемой Молуккской республики. Эти яркие марки разной формы затопили в то время филателистический рынок. Их популярности благоприятствовал тот факт, что название Молуки действительно существует. Это Молуккские острова Малайского архипелага, с 1949 года входящие в состав Индонезии[5]. Однако там нет никаких следов «Селатана, что, впрочем, не смущало страстных собирателей красивых марок.

Как же появились эти фантастические выпуски. Однажды в офисе одной из крупнейших американских марочных фирм появилось несколько джентльменов. Они заявили, что представляют правительство Молуккской республики и предложили разработать эмиссионную программу нового государства. Выгодное предложение должно было принести хозяевам фирмы большие деньги, поэтому сделка по производству экзотических марок неизвестной Молуккской республики была завершена быстро. Лучшие художники и графики фирмы приступили к разработке проекта миниатюр «новой страны», для производства была задействована одна из лучших типографий Вены. В результате на свет появились хорошо выполненные фантастические выпуски республики Малуку-Селатан. Красочные марки привлекли внимание филателистов. Несколько месяцев бойко шла торговля новыми марками. Директора фирмы и «представители» несуществующей страны успели получить немалые барыши, пока афера не закончилась крупным скандалом.

1963 год. На филателистическом рынке опять новинка – почтовые марки Болгарской царской почты. Их «отцом» был предприимчивый эмигрант-болгарин Драгомир Проданов. Было проведено расследование, которое и выявило историю появления очередного почтового призрака.

В августе 1943 года после смерти болгарского царя Бориса III на престол взошел его восьмилетний сын Симеон II. После разгрома гитлеровской Германии, в сентябре 1946 года Болгария была провозглашена республикой. Молодой царь и его свита покинули страну и поселились в Испании. Шли годы, и уже мало кто помнил о бывшем монархе Болгарии. Однако в начале семидесятых годов спокойное течение жизни двора Семеона II нарушил господин Проданов. Войдя в окружение царя он развил бешеную государственную деятельность. Один из мадридских замков был объявлен «царской болгарской канцелярией», а сам Проданов стал «министром почт». Вскоре появилась и первая серия «царской болгарской почты». Серия состояла из трех марок (80 ст., 1.60 л. и 2 л.). Две из них имели надпись на болгарском языке «Царска болгарска поща», а третья – тот же текст латинским шрифтом. В «обращении» находились также беззубцовый сувенирный блок в 2 лева и конверт первого дня. Марки гасились специальным штемпелем с датой 25.XII.1963.

Не успели филателисты оправиться от такого сюрприза, как за ним последовал новый. Не прошло и месяца, как появилась вторая эмиссия «царской болгарской почты», представляющая собой серию из пяти марок (8, 24, 32, 80 ст., 1.20 л.), которые распространялись главным образом на конвертах первого дня и гасились 5.1.1964. На этот раз поводом для их «выпуска» послужили зимние Олимпийские игры в Инсбруке.

Вот тут коллекционеры забили тревогу. В частности, Британская филателистическая ассоциация выступила с заявлением, в котором дала соответствующую оценку упомянутым выпускам. Ассоциация объявила эти выпуски макулатурой и призвала всех своих членов распространять информацию об их истинном характере.

«Продановская афера» стала предметом расследования, проведенного английской газетой «Дейли скетч». В интервью газете царь Симеон признался, что «марки» были не более чем наклейками, которыми он надеялся приторговывать в благотворительных целях.

Ни предпринятый Продановым вояж к берегам туманного Альбиона, ни его попытки разрекламировать «марки» через английские филателистические журналы, ни 50% скидка не смогли убедить торговцев пойти на сделку с мошенником. С большим трудом он нашел одного оптовика, который сначала было, согласился купить «марки», но затем отменил сделку. Когда об этом узнал «царский министр почты», то разочарование его было так велико, что он даже не забрал свой «товар». «Царские марки» пылились у торговца несколько лет, пока он их не переслал в Мадрид, взыскав с Проданова понесенные почтовые расходы. Видимо, подобный поворот событий был настолько огорчителен для него, что вскоре Проданов умер. 'Гаков грустный эпилог этого фантастического выпуска.

Прошло всего несколько лет, и филателисты открыли для себя очередную новую страну – Нагаланд. Весной 1969 года во многих европейских филателистических журналах были напечатаны объявления «Нагалендского филателистического агентства» и репродукции первых марок Нагаленда. Местом их рождения был Лондон, а издателем – «правительство» Нагаленда.

Есть в Индии штат с таким именем, который находится в северо-восточной части страны. В этом штате площадью 16,5 тысячи квадратных километров проживают горские племена нага (более 500 тысяч человек), имеющие до сих пор родовой строй, т. е. находящиеся на очень ранней стадии общественного развития. Как и в остальных штатах Индии, вопросами почтовой связи здесь ведают центральные власти, не говоря уже о том, что большинство нагов вообще не нуждается в услугах почты, так как они просто неграмотны.

Разумеется, как всегда, эти красивые марки были напечатаны группой комбинаторов, которые под предлогом «освободительной войны» нагов решили обогатиться. Были выпущены марки не только для обыкновенной корреспонденции, но и для авиационной почты.

Союз филателистических торговцев и Английское филателистическое общество в январе 1970 года были вынуждены объявить на страницах "Stamp Colleting" о том, что «марки Нагаленда» являются лишь пропагандистскими наклейками. Было объявлено также, что все торгующие фирмы должны предупреждать покупателей о характере марок.

Однако здесь филателистические фирмы просто слукавили. Дело в том, что пропагандистские наклейки, выпускаемые определенными общественно- политическими движениями, отражают цели, которые они преследуют. Наклейки же Нагаленда представляли столь любимый молодежью мир фауны, космоса и спорта, и это уже свидетельствует об их спекулятивном характере.

В конце концов, в результате протеста посольства Индии в Германии, на территории которой особенно активно распространялись марки Нагаленда, история создателя, псевдопремьера правительства Нагаленда некоего А. Физо, закончилась в 1970 году в лондонском суде. Однако не закончилась история самих марок. Еще много лет они упорно предлагались филателистам. Характерно, что марки Нагаланда продавались даже на всемирных филателистических выставках. Последний раз это было замечено на выставке «Бельгика-75».

Англия видимо является самой благодатной почвой для появления почтовых марок. Если просмотреть полный список фантастических выпусков, то можно обратить внимание, что очень большое количество из них обязаны своим «рождением» именно стране первой почтовой марки.

Вот очередной пример. В 1994 году в английском городе Херроу под крышей филателистической фирмы «Стемпдайл» появился новый махинатор. Это некто Клив Файгенбаум – предприимчивый марочный дилер. Он не стал выдумывать новые страны, а воспользовался неразберихой в России, возникшей после распада Советского Союза и на людской неосведомленности. И вот на стендах фирмы «Стамдейл» появились «редкостные» выпуски Абхазии, Батума, Тувы. Об этом неоднократно писал российский журнал «Филателия». Чтобы избежать надвигавшегося скандала руководство известной фирмы «Стенли Гиббонс» поспешно вывела Файгенбаума из совета директоров. Однако конец деятельности мистера Файгенбаума и фирмы «Стамдейл» продолжается.

В последние годы фантастические выпуски стали появляться так часто, что появилась даже международная комиссия по борьбе с незаконными выпусками. Под последними понимается как выпуски от имени ряда стран без согласия последних, так и чисто фантастические выпуски. Массовое появление фантастических выпусков последних лет обусловлено в основном распадом Советского Союза. Вследствие этого на карте появились множество независимых государств, входивших ранее в состав СССР. А так как новую географию бывшего Советского Союза в мире знают плохо, то этим сразу же воспользовались. На рынок хлынул поток марок от имени республик бывшего Советского Союза, которые являются частью России. В России же почта является государственной монополией, и никогда не выпускала региональных выпусков. И очень жаль, что даже солидные филателистические журналы помещают информацию об этих выпусках. Для примера покажу мифический выпуск республики Коми, которая является просто территориальным субъектом России. Но это не мешает респектабельной фирме Лолини предлагать подобную фантастику коллекционерам за вполне реальные деньги, причем не сообщая им истинное положение вещей.

В заключении хочется привести совершенно уникальный пример фантастического выпуска. Кое-кому, уже мало необитаемых островов, различных провинций, республик, королевств и т.п. от имени которых можно выпустить собственные почтовые марки. Филателистические комбинаторы замахнулись уже на другие планеты.

1948 год. Некий Джеймс Томас Мэнген, с истинно американской предусмотрительностью сделал заявку и «застолбил»... космос. После уплаты положенного в таких случаях количества долларов Мэнген вступил во владение Вселенной, на правах хозяина окрестив ее Целестия (Celestia - небесная страна). На выпущенных им открытках значилось, что он отныне и навсегда является единственным владельцем мирового пространства и именно к нему следует обращаться, чтобы получить разрешение побывать в Целестии. А позже появились и марки с названием экзотического «государства». Но бизнес – дело тонкое, и на одних марках Мэнген долго не протянул. Он решил заняться более серьезными операциями и стал продавать участки... Луны.

[1] Филателисты называют их фантастическими выпусками или почтовыми призраками.

[2] В настоящее время одна из провинций Вьетнама.

[3] До выпуска траурной серии почтовых марок СССР.

[4] Р.Бершадский «О чем рассказывают марки» Москва, Детгиз, 1959 год

[5] ] У них есть и другое название – Острова пряностей.

Содержание.