Оглавление.

Глава 15. Как появляются редкости.

Как мы уже говорили, наклеенная на почтовое отправление марка показывает, что пересылка этого отправления уже оплачена. После получения корреспонденции судьба почтовой марки почти предрешена. За небольшим исключением, население не хранит полученные конверты, поэтому после вскрытия корреспонденции они вместе с маркой просто выбрасываются. Именно по этой причине многие классические марки, выпущенные в свое время огромными тиражами, в настоящее время очень редки. Например, «черный пенни», тираж которого составил, по некоторым данным, 75 миллионов экземпляров нечасто встречается в наше время. А найти русскую марку №1, имевшую тираж 3 миллиона считается большой удачей. Ну а марки, выпущенные небольшим тиражом, стали просто раритетами. Это относится к знаменитым Маврикиям, Британской Гвиане и многим другим, история которых более подробно описана в главе «Легендарные марки».

Однако есть почтовые марки, которым «посчастливилось родиться» не так, как это было задумано. Поиски ошибок и неточностей, допускаемых при изготовлении марок, – одна из привлекательных сторон филателии. Такие ошибки случаются не так уж часто[1], поэтому коллекционеры проявляют к ним большой интерес.

Вот одна из типичных ошибок полиграфистов. При изготовлении двухцветной марки необходимо произвести две операции: сначала сделать оттиск рамки, а затем оттиск центральной части. Если в промежутке между этими операциями листы случайно положат верхней частью в другую сторону, мы получим «перевернутый центр».

Марки США дают два, хорошо известных примера перевернутого центра: на марках, выпущенных в честь Панамериканской выставки достоинством в 1, 2 и 4 цента, и на 24-центовых марках воздушной почты 1918 г. Последние – самые знаменитые и ценные марки с перевернутым центром.

В 1901 году с 1 мая по 1 ноября в городе Буффало, штат Нью-Иорк проводилась Панамериканская выставка. Чтобы отметить это событие, а также в рекламных целях в США была выпущена серия марок пяти номиналов. Характерно, что до этого марки, выпускавшиеся в США в связи с выставками, были довольно дорогими: так колумбийский выпуск 1893 года стоил 16 долларов 34 цента, а выпуск Транс-Миссисипи 1898 года – 3 доллара 80 центов. Номиналы же марок интересующей нас серии были очень скромными и в сумме составляли всего 30 центов. Уже благодаря одному этому обстоятельству марки немедленно приобрели популярность среди американских коллекционеров. Каждая марка печаталась в два цвета: рисунок в центре – черный, а обрамление – цветное. На рисунках были воспроизведены различные виды транспорта. На двухцентовой марке ярко-карминового цвета с черным рисунком был изображен знаменитый в США пассажирский поезд «Эмпайер стейт экспресс».

Однако особый интерес для нас представляет марка номиналом в 2 цента. Именно с этой марки и началась интересная история открытия редкой ошибки. Через три дня после того, как началась продажа, служащий компании «Моргенталер Линотайп» Ф. П. Дэвис из Бруклина приобрел у почтальона двухцентовых марок на сумму в один доллар. Получив лист из 50 таких марок, он не глядя, сунул его в стол. Впервые внимательно рассмотрел его вечером того же дня, когда начал готовить почту к отправке. Каково же было его изумление, когда он обнаружил, что изображение железной дороги и поезда на марке отпечатано в перевернутом виде!

По американским источникам, из общего тиража двухцентовой марки экземпляров с «перевернутым центром» сохранилось до наших дней немного: установлено 155, не прошедших почту, и три гашеных. Существует и один квартблок. Увлекшись поиском двухцентовой «перевертки», коллекционеры долгое время не обращали на другие марки серии. И только много позднее обнаружилось, что существуют с такой же ошибкой и другие марки серии.

В честь 100-летия знаменитых «переверток» США был издан памятный почтовый блок, где изображены эти знаменитости.

В 1989 году большинство филателистических изданий сообщило своим читателям сенсационную новость. На аукционе «Кристи» в Нью-Йорке за рекордную сумму в 1 миллион 100 тысяч долларов[2] продан квартблок авиационных марок США 1918 года с ошибкой. Его прежними хозяевами были американские коллекционеры Раймонд и Роджер Уэйлы. Новый владелец предпочел остаться неизвестным.

История появления этого раритета довольна интересна. Мы уже касались кратко этой темы в главе «Авиапочта», но расскажем об этом более подробно. Интересно же знать, за что коллекционеры могут заплатить такие фантастические деньги. Итак, 1918 год. В США для открывавшейся 15 мая авиационной линии Вашингтон – Филадельфия – Нью-Йорк была выпущена специальная серия из трех почтовых марок для авиапочты. На марке номиналом 24 цента изображен почтовый самолет «Дженни» в полете. Миниатюры были отпечатаны двух цветов в Бюро по гравировке и печати. Со времени основания этого Бюро в 1894 году ни одна почтовая марка не была подготовлена и отпечатана за столь короткий срок: менее одной недели. И конечно, при такой спешке была допущена ошибка, лист попал в печатную машину не той стороной, и изображение самолета оказалось перевернутым.

Но вот марки были отпечатаны и направлены для продажи. Продажа началась 13 мая в Вашингтоне, а на следующий день – в Нью-йорке и Филадельфии. Рано утром 14 мая 26-летний биржевой маклер Уильям Т. Робей, коллекционировавший конверты и марки, поспешил приобрести эти выпуски листами (по 100 штук в листе). Рисунок на марках номиналом в 24 цента, которые ему предложили, был плохо центрирован и он попросил продавца показать другие листы. Взглянув на один из них, Робей, не поверил своим глазам - на рисунке изображение самолета оказалось перевернутым!

Робей, быстро заплатил 24 доллара забрал лист, и после этого попросил клерка поискать: нет ли еще таких листов. Клерк не нашел, но как только покупатель ушел, сообщил о происшедшем своему начальнику. Торговля марками была прекращена, пока не были проверены все запасы. По одним данным, больше листов с «переверткой» обнаружено не было; по другим американским публикациям, якобы было обнаружено еще три листа с «перевернутым центром», которые были тут же уничтожены.

В любом случае остался известным только один лист, приобретенный сообразительным клерком. Через неделю он продал его торговцу из Филадельфии О. Клейну за 15 тысяч долларов, который, в свою очередь, продал его уже за 20 тысяч долларов хорошо известному тогда в США филателисту и торговому агенту полковнику Грину. Тот оставил для себя один блок из 8 марок, а остальные продал по 250 долларов за штуку.

При распродаже коллекции Грина в 1942 – 1945 годах блок этот был приобретен торговцем из Нью-йорка Соуреном, который разделил его на два квартблока, один из них и стал рекордсменом.

Идет время и старые рекорды уступают свое место новым. В 2005-м году блок из 4-х марок «Перевернутый Дженни» на аукционе Зигеля был продан уже за $2,7 млн. В 2007 году на том же аукционе Роберта А. Зигеля был побит прежний рекорд стоимости одиночного экземпляра знаменитой американской марки-ошибки.

Частный коллекционер Чарлз Хэк заплатил за нее $850,000 плюс 15% аукционисту. Общая сумма, выплаченная за покупку, составила $977,500.
Данный марочный экземпляр занимал 57-ю позицию в листе. Прежний рекорд стоимости за одиночный экземпляр «Перевернутого Дженни» составлял $525,000 и был установлен в 2005 году.

Мы уже рассказывали о знаменитой марке «Перевернутый лебедь» в главе «Легендарные марки». Подобные ошибки были и в других странах. Вот для примера «перевертка» Индии 1854 года и Канады 1959 года.

Поговорим о еще одной причине появления редких марок. Если многоцветная марка печатается путем нескольких проходов через печатный станок, то можно получить не только «перевертки», но и пропуски цветов. Вот несколько интересных примеров на эту тему и опять из жизни почтовых марок США. У читателя может сложиться впечатление, что почтовая администрация США только и делает, что поставляет филателистам все новые и новые ошибки. Все это не соответствует истине[3]. Более того, следует отметить, что производственный контроль на выходе почтовых марок в США очень серьезный. Есть, однако, одно обстоятельство, которое ухудшает работу контроля. Дело в том, что почтовые марки США выпускаются невиданными для большинства стран тиражами. Тиражи обычно измеряются сотнями миллионов экземпляров. А теперь поставьте себя на место контролера. Нужно быстро и качественно проверить тысячи листов с готовыми марками. Представили? Так что просмотренные контролерами ошибки вполне допустимы. Другое дело, похвальное отношение почтовой администрации к ним. Если ошибка допущена, то почта США всегда стремится не допустить появления новой редкости, используя интересные средства.

Стать обладателем редкой разновидности почтовой марки – мечта каждого филателиста. Естественно, что любое сообщение об «открытии» новых разновидностей всегда привлекает внимание коллекционеров. Особенно, если в нем говорится о недавно выпущенных марках. В 1962 чуть не повезло ювелиру из небольшого городка Ирвингтона (штат Нью-Джерси). На почте он купил за 2 доллара 50 штук только что выпущенной марки, посвященной годовщине со дня гибели бывшего генерального секретаря ООН Дага Хаммаршельда. При изготовлении в типографии многомиллионного тиража этой трехцветной марки один лист случайно был, перевернут при наложении на него желтой краски. Четверть этого листа и досталась нашему герою. Он немедленно сообщил о своей счастливой покупке журналистам, которые не замедлили поместить сенсационные заметки в разных газетах. Сам ювелир оценил свое приобретение в полмиллиона долларов – по 10 тысяч за каждую марку. Однако разбогатеть скромному ювелиру не пришлось. Почтовое ведомство немедленно отреагировало на сенсационные сообщения газет: оно поспешило к двумстам экземплярам допечатать еще четыреста тысяч марок с перевернутым желтым оттиском. Разновидность перестала быть редкостью. В каталогах марки с портретом Дага Хаммаршельда получили просто два номера.

В том же 1962 году почтовое ведомство США выпустило для арендуемой у республики Панамы так называемой Зоны Панамского канала двухцветную марку со схематическим изображением карты Центральной Америки, пересекаемой каналом, над которым перекинут мост в районе местечка Тэчер. Изображение моста нанесено на марке серебристой краской поверх основного рисунка, выполненного в черном цвете.

Эта марка считалась обычной до тех пор, пока не стала объектом специального заседания федерального окружного суда в Вашингтоне. Суд рассматривал претензию крупного бостонского торговца почтовыми марками Генри Е.Харриса к администрации Зоны Панамского канала. Истец просил суд вынести решение, запрещающее администрации Зоны выпуск указанной марки, если на ней не будет изображения моста у Тэчера. Суд не нашел никаких препятствий для удовлетворения несколько экстравагантного иска.

Поводом для столь необычного разбирательства послужило следующее обстоятельство. Помня о недавнем фиаско ювелира с марками Хаммаршальда, Г.Харрис поступил умнее. В октябре 1962 года он купил несколько тысяч только что выпущенных указанных марок для розничной продажи ее бостонским филателистам. В присланном ему пакете он обнаружил лист с 50 марками без изображения моста. Расчетливый торговец придержал этот лист у себя и долгое время ни с кем не делился своим открытием. Через работников типографии он установил, что только попавшие к нему 50 марок ускользнули от зорких глаз типографских контролеров-браковщиков, бдительность которых повысилась после допущенной ошибки при выпуске марок с портретом Дага Хаммаршельда.

Лишь спустя два года администрация Зоны Панамского канала узнала, что в руки бостонского торговца попали марки без изображения моста. По прошлому примеру почтового департамента было решено выпустить «безмостовые» марки. Однако, расчетливый торговец опередил администрацию Зоны и судом утвердил свое право единственного обладателя «безмостовых» марок, общее количество которых никогда не превысит пятидесяти. Таким образом, предприимчивый филателистический бизнесмен на попавшейся в его руки разновидности новой почтовой марки сделал приличные деньги. Но вряд ли эта удача была случайной, если знать, что Генри Харрис является владельцем известной в США с 1916 года филателистической фирмой, специализирующейся на марках северной Америки.

В течение 1926-1939 годов Голландии выпускались стандартные марки с портретом королевы Вильгельмины. Марки печатались в листах по 200 штук. В 1926 году банковский ученик приобрел на почтамте города Утрехт 20 марок номиналом 9 центов. Вернувшись с покупкой домой, он обнаружил, что на всех марках отсутствовал номинал. Юноша не был коллекционером, однако сообразил, что в его руках оказались необычные марки. Он решил подзаработать и предложил одному марки торговцу по 35 центов за штуку. Торговец отказался купить их, но на счастье молодого человека при разговоре присутствовала покупательница, которая разбиралась в марках гораздо лучше торговца. Дама, не раздумывая, заплатила юноше по 75 центов за марку. Интересно, что на почтамте Утрехта в 1931 году был продан лист марок с тем же номиналом 9 центов с той же ошибкой: на всех марках первого вертикального ряда отсутствовал номинал. В настоящее время марка с пропуском номинала является самой редкой маркой Голландии.

А вот случай, который представился автору. В 1970 году в обычном киоске «Союзпечати» было куплено несколько обычных маркированных конвертов. Подписывая дома адреса, я обнаружил, что на одном из конвертов отсутствует прогон черной краски. Естественно этот конверт занял свое место в коллекции.

Следующей типичной ошибкой, приводящей к появлению редких разновидностей, является ошибка в цвете. Эта ошибка возникает в результате неверного монтажа печатных плат. Филателисты называют такие ошибки «кукушкиными яйцами». Например, знаменитые ошибки в цвете треугольных марок Мыса Доброй Надежды выпуска 1861 г., печатавшихся типографским способом, возникли при сборке стереотипов. Печатные формы 1-пенсовых и 4-пенсовых марок составлялись примерно в одно и то же время. По ошибке стереотип 4-пенсовой марки положили в форму 1-пенсовой и наоборот. В результате получилась очень редкая ошибка в цвете: синяя 1-пенсовая марка и красная 4-пенсовая. В этом же выпуске была допущена еще одна ошибка, случившаяся во время печатания 4-пенсовых марок. Заменяя стереотипы двух рядом расположенных марок, вместо того, чтобы соединить, как полагается треугольники основаниями, соединили их боковыми сторонами. Эта ошибка впервые была обнаружена почти через 70 лет – в 1930 г.

Та же ситуация была и со знаменитой желтой 3-скиллинговой маркой Швеции. Эти сведения уже были изложены в главе «Легендарные марки», поэтому повторяться не будем.

Редкие марки можно создать и намеренно. Самое простое решение выпустить почтовую марку очень маленьким тиражом.

Классический пример такой деятельности был описан в романе Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев». Коллекционирование марок русской земской почты, увлекались многие филателисты, как в России, так и в других странах. Интерес к земским маркам за пределами России послужил темой для веселой новеллы в главе «Прошлое регистратора загса», которая не была включена Ильфом и Петровым в окончательный вариант романа «Двенадцать стульев». Рассказывая об увлечении Воробьянинова коллекционированием земских марок, писатели замечают, что самым полным таким собранием обладал англичанин Энфильд[4], однако Воробьянинов одолел соперника без особых затрат. Используя свое положение предводителя дворянства, он добился выпуска новой, серии марок Старгородского земства в количестве всего двух экземпляров, после чего собственноручно уничтожил клише. Когда же Энфильд предложил Воробьянинову продать один экземпляр по любой цене, Воробьянинов в ответном письме ограничился лаконичной фразой, выведенной латинскими буквами: «Накося выкуси...».

Ведь так приятно обладать уникальным экземпляром, зная, что другие коллекционеры уже не могут иметь возможность похвастаться тем же. Такое болезненное тщеславие коллекционера может привести даже к варварским поступкам, а то и к преступлению. Известен факт уничтожения бароном Ротшильдом нескольких редчайших экземпляров марок Афганистана с тем, чтобы остаться владельцем единственной марки в мире.

В истории филателии известны случаи, когда делались попытки скупить все марки какого-либо выпуска и таким образом воздействовать на повышение их цены. Одна из первых таких попыток имеет более чем столетнюю давность. В начале 1871 года двое предприимчивых американских юношей стали скупать 12-центовые темно-фиолетовые марки выпуска 1870 года с портретом президента Генри Клея. На первом выпуске этих марок имелся контрольный оттиск на клеевой стороне, названный филателистами «решеткой». Юные бизнесмены объездили почти все штаты и оптом скупали в почтовых конторах 12-центовые марки. Собрав к 1873 году более 300 тысяч этих марок, они развернули в печати широкую кампанию, требуя убрать с марок «решетку». Их энергия увенчалась успехом: в Вашингтоне приняли решение в дальнейшем печатать эти марки уже без «решетки»[5]. Так у обычной рядовой марки, которой до сих пор никто не интересовался, появилась интересная разновидность. Коллекционеры бросились разыскивать новооткрытую редкость, но было уже поздно. К тому времени филателистические фирмы Лондона оценивали негашеную 12-центовую марку с «решеткой» в 12 долларов 50 центов, в Париже ее продавали за 14 долларов, а нью-йоркские торговцы подняли цену до 15 долларов.

В августе 1874 года молодые бизнесмены решили, что пора выбросить марки на рынок, и договорились между собой продавать их не менее 5 долларов за штуку. Это должно было принести им около полутора миллионов чистой прибыли. Получив некоторую прибыль, деловые партнеры поступили очень мудро, они ограничились продажей достаточно небольшого количества марок. Со временем, старший партнер купил долю младшего, а так как его финансовые дела шли успешно, он решил еще повременить с продажей марок и подождать, пока цены на них еще больше поднимутся. Трагический финал наступил спустя тридцать лет. В 1904 году владелец марок решил, что наступило время продать их. С этой целью он, захватив с собой марки, отправился в Новый Орлеан на пароходе «Белый орел». И надо же было случиться так, что на пароходе взорвался котел! Все пассажиры погибли, а с ними и триста тысяч негашеных 12-центовых марок... Вот так появилась большая редкость среди почтовых марок США.

Интерес филателистов к собиранию разновидностей очень быстро уловили почтовые и финансовые ведомства – и начался этап искусственного их создания уже на другом, иногда и государственном, уровне. И хотя контроль в типографиях достаточно серьезен, но все равно в обращении появляются бракованные экземпляры, тут и не допечатки, о которых мы уже говорили, и беззубцовки, и неправильная перфорация марок. Но видимо есть каналы утечки в типографиях, так как на филателистическом рынке довольно регулярно появляются такие «редкости», а на самом деле – просто откровенный брак. Но находятся коллекционеры, готовые платить немалые деньги за подобные «шедевры», а очень солидные фирмы предлагают этот сомнительный материал. Вот, например, предложение солидной английской фирмы. Приведу несколько иллюстраций из популярного ежемесячного журнала «Gibbons Stamp Montly». А вот являются ли подобные уродцы филателистическим материалом, должен решать сам коллекционер. Подобные сомнительные, хотя и дорогостоящие материалы вряд ли украсят Вашу коллекцию. Хотя, трудно удержаться коллекционеру и упустить такой экземпляр, которым можно похвастаться перед коллегами. На это нас и ловят не очень добросовестные фирмы.

В Советском Союзе в тридцатые годы XX века, специально для продажи иностранным и советским коллекционерам через магазины Торгсина поставлялись беззубцовые варианты марок, пробные и сигнальные листы, сначала попавшие в зарубежные, а затем и в советские каталоги. По всем правилам на этих марках должен был стоять штамп «Проба» или «Проект», но тогда не предполагалось, что дело приобретет в дальнейшем спорный и даже коммерческий оборот. Все эти «редкости» никакого отношения к почте, конечно же, не имели и не имеют. Вот перед Вами беззубцовая марка из серии «40-летие создания международного вспомогательного языка – эсперанто». В официальном каталоге упоминается о ней, но имеется и сноска «в почтовом обращении не была». Однако на иллюстрации эта марка на вырезке с достаточно четким штемпелем. В результате, подобный лот на аукционе ценится дороже надпечатки «Перелет Москва Сан-Франциско через Северный полюс».

Упомянув об этой надпечатке, поговорим о ней более подробно. Как мы уже говорили, «перевертка» обычно получается, когда лист кладется на печатный станок «вверх ногами». Если предположить, что это произошло и в данном случае, то надпечатка оказалась бы на темной части марки и была бы незаметной или неразборчивой. В случае с перевернутой надпечаткой, видимо, процесс шел в следующем порядке. Набор надпечатки перевернули на 180 градусов, сместив ее вправо: в результате она как бы «вышла из тени», оставаясь четкой и разборчивой. Это позволяет утверждать: надпечатка (типографский набор из пяти строк) была перевернута в типографии сознательно... Люди, имевшие доступ к печатной машине, и явились «инициаторами». Так же, по всей вероятности, появилась и маленькая буква «ф» в слове «Сан-Франциско». Еще в конце пятидесятых годов участник тех событий М. Т. Милькин, впоследствии коммерческий директор СФА, в личной беседе сообщил: «Перевернули надпечатку, а не весь лист марок...». Вот так появлялись редкости советской филателии. Хотя это тенденция не определенной страны, а определенных людей. По одной из версий перевернутая надпечатка появилась в результате непосредственному указанию Генриха Ягоды, тогдашнего руководителя НКВД. Не многим известно, что Г.Ягода многие годы посвящал свое свободное время коллекционированию почтовых марок.

Марка с обычной надпечаткой. Буква "Ф" - большая.

Марка с обычной надпечаткой. Буква "ф" - маленькая.

Марка с перевернутой надпечаткой. Буква "Ф" - большая.

Марка с перевернутой надпечаткой. Самая большая редкость - буква "ф" - маленькая.

Известно, например, что Франклин Рузвельт был страстным филателистом, который конечно очень радовался, заполучив в свою коллекцию интересную разновидность. Почтмейстер США, узнав об этом начал изготовлять такие разновидности специально для президента. А теперь оцените реакцию Франклина Рузвельта – узнав о такой деятельности своего почтмейстера, он немедленно его уволил и приказал уничтожить все «липовые» разновидности. Так, что принципиальность почтового ведомства США вполне понятна, чего не скажешь о почтовых администрациях стран Британского Содружества.

А вот еще один интересный пример появления «редкостей». В сентябре 1989 года на аукционе в Мюнхене произошла сенсация. На продажу был выставлен лот с неизвестными марками ГДР, посвященными играм в Лос-Анжелосе 1984 года. Марки трех номиналов отличались от вышедшей в 1988 году сульской Олимпиаде лишь цифрами года и порядковым номером Игр.

Проведенное исследование установило, что марки подлинные. Они были напечатаны к Олимпиаде-84, однако под нажимом Советского Союза, устроившего бойкот Игр в Лос-Анжелосе, не были выпушены в свет и уничтожены. Оказалось, что три листа (в каждом листе по 50 марок) было похищено, и именно они оказались на аукционе, перейдя в разряд раритетов. Интересно отметить, что «бойкотные» листы пролежали в запасниках значительное время. Почтовое начальство, будто на что-то надеясь, четыре года тянуло с уничтожением марок. Немецкое стремление к бережливости все же неистребимо. Уж, если нельзя сохранить тираж, то нужно сохранить плоды работы художника и не оплачивать его труд еще раз. Что и было сделано – серия 1988 года была выпущена без больших творческих исканий. Взяли и просто изменили номер и год Олимпиады.

В заключение хочется сказать следующее. Конечно, очень приятно иметь в своей коллекции редкие марки, имеющие интересную историю. А вот стоит ли гоняться за сфабрикованными «редкостями» это уже решение самого коллекционера. Нельзя забывать от одной простой истине – спрос рождает предложение!

[1] Речь ниже пойдет о непреднамеренных (случайных) ошибках.

[2] Цена этого квартблока превысила цену Британской Гвианы.

[3] Кроме того, автор коллекционирует почтовые марки США и ему гораздо проще подбирать примеры из знакомой области.

[4] Имя англичанина конечно вымышленное, однако следует отметить, что именно английские коллекционеры всегда очень интересовались и интересуются марками земской почты. Поэтому именно в Англии в 1990 году вышло в свет репринтное издание каталога земских почтовых марок России, выпущенное в Москве (1925 г) под редакцией Ф.Чучина. Некоторые иллюстрации в нем заменены новыми, более четкими.

[5] Серия марок состояла из 11 номиналов. Естественно, что они все стали печататься без «решетки». Таким образом, эти два молодых человека сделали редкой и всю серию. В настоящее время цена любой марки серии с «решеткой» (with Grill) в несколько раз больше чем у аналогичной марки без «решетки» (without Grill)

Оглавление.