Статьи по филателии  
Словарь терминов  
Почтовый календарь  
Знакомство с филателией  
Филателистическая география  
Виртуальные выставки  
Форум  
Контакты  
Филателистические сайты  
Журнал "Мир марок"  
Выпуски СССР и России (USSR and Russia)  
"Земство" Каталог Чучина (ZEMSTVO)  
Каталог "Космос в картинках" (Space)  
Каталог "СОЧИ-2014" (Sochi-2014)  



Канальные бытовые вентиляторы
www.blagovest-spb.ru
   
Статьи » | » По категориям » | » По авторам » | » По годам
Поиск публикацийЧто искать:  

 

Знакомство с филателией /

Глава 8. Знаменитые филателисты

Оглавление


Филателистические заслуги некоторых коллекционеров и энтузиастов знаков почтовой оплаты были так велики, что отмечены выпуском персональных памятных марок различных стран. О некоторых из них уже рассказано в главе «Рождение почтовой марки», а сейчас речь пойдет о крупнейших коллекционерах, оставивших большой след в истории филателии. Расскажем о некоторых из них более подробно об этих людях. Следует отметить, что обо всех известных коллекционерах рассказать невозможно, а любой небольшой список вызовет возражение, почему эти, а не другие. Автор решил ограничить этот список и включить в него Филипа Феррари («король филателистов»), родоначальника тематического коллекционирования Теодора Стейнвея, эксперта и «отца научной филателии», родоначальника филателистической журналистики Эдварда Лойнс Пембертона и одного из самых удачливых торговцев Теодора Шампиона.08_1.JPG

  Филипп Феррари (1848-1917 гг.) – итальянец по происхождению. Он создал коллекцию, о которой и сейчас ходят легенды. Она включала в себя «все когда-либо вышедшее из-под печатного станка, чтобы исполнять функцию знака почтовой оплаты». Достаточно сказать, что в его коллекции были все почтовые марки, о которых мы говорили в главе «Легендарные марки», а многие из них даже в нескольких экземплярах.

Ф. Феррари родился в 1848 году в семье герцога Кальярского, предки которого родом были из Генуи. С раннего детства большое влияние на ребенка оказывала его мать, считавшаяся богатейшей женщиной Европы. Она и привила сыну страсть к филателии, даже приобрела ему самые дорогие коллекции, включая и те, известные, что продавал барон Ротшильд. Довольно скоро имя Феррари стали с почтением произносить в филателистических кругах. В поисках редких марок он разъезжал по Европе, иногда в сопровождении Стэнли Гиббонса, основателя ныне ведущей английской филателистической фирмы. Торговцев он «очаровывал» тем, что никогда не спорил из-за цены марки: если она ему была нужна, готов был выложить за нее столько, сколько запрашивали.

Сохранились свидетельства, как Феррари совершал покупки: «Просматривая коллекцию, он выбирал, как правило, множество марок и складывал их горкой. Затем доставал из своих бесчисленных карманов одну за другой золотые монеты до тех пор, пока рядом не вырастала еще одна такая горка. Если продавец принимал это предложение, сделка считалась совершенной. Феррари брал марки руками и размещал их в своих карманах, отчего их качество едва ли становилось лучше, Дома Пьер Маэ[1] классифицировал марки, не обращая внимания на их состояние».

С годами коллекция Феррари приобретала все большую известность, хотя сам он рекламы избегал, в выставках не участвовал и вообще старался держаться в тени. Под марки у него была отведена отдельная комната, альбомов он не признавал, а вместо них использовал листы плотной бумаги размером 35х15 см. Марки располагались на них в два ряда, по десять в каждом. Специальное помещение предназначалось для почтовых карточек и конвертов.

Феррари исколесил почти всю Европу, бегло говорил на шести языках и имел друзей в разных странах. В начале первой мировой войны Феррари, имевший германское подданство, вынужден был покинуть Францию и перебраться в Швейцарию. Однако он всю свою коллекцию завещал Германии. Его коллекция должна была занять почетное место в Имперском почтовом музее.

Судьба уникальной коллекции трагична. После смерти Феррари в 1917 году, Франция конфисковала коллекцию, и объявила об ее распродаже. Все вырученные деньги должны были пойти в счет репарационных платежей Германии. Несколько аукционов 1921 – 1925 годов уничтожили крупнейшую коллекцию почтовых марок. Сегодня, конечно же, мы можем лишь сожалеть, что уникальная коллекция, принадлежавшая «пионеру филателии» Филиппу Феррари, вопреки его воле разошлась по частным собраниям, оказавшись «за семью печатями», а не стала бесценным достоянием почтовых музеев. Однако следует отметить, что на одном из аукционов представители Советского Союза приобрели часть коллекции Феррари, содержавшую марки земской почты. В настоящее время она хранится в Музее связи им. А.С.Попова в Санкт-Петербурге.08_3.JPG

  В почтовой серии Лихтенштейна, рассказывающей о наших выдающихся коллегах-филателистах, есть марка с портретом американца Теодора Стейнвея (Theodore Ernst Steinway) (1883 – 1957). Внук основателя всемирно известной фирмы по производству пианино Г. Э. Стейнвея, Теодор с юных лет был, можно сказать, обречен на карьеру бизнесмена. Но к тому времени, когда настал его черед возглавить фирму, он уже был вполне сформировавшимся филателистом.

Круг его интересов охватывал европейскую классику, в особенности эмиссии германских государств, а также почтовые гашения на первых выпусках Маврикия, Барбадоса, Тринидада, острова Св. Елены и других небольших британских колоний.

Признание Стейнвею принесла его организаторская работа в клубе коллекционеров Нью-Йорка, выросшем на базе местного филателистического общества, созданного на заре филателии в 1887 году. С 1912 г. Стейнвей был членом Клуба коллекционеров Нью-Йорка. Хорошо понимая важность филателистической литературы, в 1922 г. выделил для Клуба средства для покупки известной филателистической библиотеки, собранной В. Зуппанчичем. Много времени он отдавал созданию и каталогизации филателистической библиотеки клуба. Стейнвей основал Американскую филателистическую федерацию и Ассоциацию марочных выставок, в которой на протяжении 35 лет являлся казначеем.

Деятельность Стейнвея не осталась незамеченной в Европе. Его избрали членом Британского королевского филобщества, а в 1947 году пригласили для подписания списка выдающихся филателистов, который периодически составляется в Англии. По инициативе Стейнвея и при его содействии были проведены международные выставки в Нью-йорке в 1913, 1926 и 1936 годах. В них он участвовал и как член жюри. А на  Международной филателистической выставке CIPEX ( Centenary International Philatelic Exhibition) 1947 года он возглавил международное жюри этой выставки.

08_4.JPG

Теодор Стейнвей одним из первых понял и оценил возможности тематического коллекционирования. Если заслуга многих «пионеров филателии» в том, что они стремились придать этому виду коллекционирования черты научности и систематики, обратить внимание на необходимость глубоких исследований, то Стейнвея больше помнят за другое: за неустанные попытки превратить филателию в массовое увлечение. Некоторые люди, знавшие его, утверждали, что способности Стейнвея - организатора превзошли способности Стейнвея - филателиста. Иногда его даже называли «филателистом по связям с публикой».

«Музыкальная» родословная Т. Стейнвея не могла не отразиться на его увлечении. Он одним из первых в мире стал собирать мотивную коллекцию «Музыка». Среди почтовых миниатюр, повествующих о крупнейших музыкальных событиях и деятелях музыки, жемчужинами выглядели письма, отправленные великими композиторами, певцами и исполнителями. Стейнвей дружил с польским пианистом и государственным деятелем Яном Падеревским, посещавшим США с гастролями в годы, предшествовавшие первой мировой войне.

Теодор Стейнвей умер в апреле 1957 года в Нью-йорке в возрасте 74 лет. Один из журналов писал в те дни: «Он (Стейнвей) занимает место в ряду гигантов американской филателии, и его яркой личности будет недоставать по обе стороны Атлантики». 08_2.JPG

  Два человека, внешность которых не вызывала никаких подозрений, оглядываясь по сторонам, подошли к одному из стендов и попытались извлечь из-под защитного стекла дорогие марки. Попытка не удалась, их немедленно арестовали, доставили в полицию. Когда личности злоумышленников были установлены, полицейские своим глазам не поверили: перед ними сидели два известнейших на всю Европу человека – барон Альфонс де Ротшильд и крупнейший филателист и торговец Теодор Шампион.

Нет, они совсем не собирались грабить. Шел 1933 год. К власти в Германии пришел Гитлер, антисемитская кампания набирала обороты, и барону Ротшильду, еврею по происхождению, пожелавшему участвовать в крупной филателистической выставке в Вене, пришлось это делать анонимно. Однако опасения за судьбу выставленной им коллекции оставались, и Шампион предложил своему приятелю незаметно изъять некоторые ценные экземпляры.

Несостоявшихся грабителей отпустили, и в биографии Шампиона этот эпизод так и остался приключением, нисколько не повлиявшим на его репутацию. А она складывалась годами. Клиентами его магазина на парижской улице Друо, 13 были английский король Георг V, румынский Кароль I, египетский Фуад, принц Монако Фердинанд. Когда приезжал за марками Альфонс XIII, близлежащи е кварталы оцеплялись полицией, стремившейся не допустить покушения на жизнь испанского монарха. Но, пожалуй, более всего, Шампион гордился тем, что ему приходилось выполнять заказы некоронованного короля филателии Филиппа Феррари, часто посещавшего магазин на улице Друо.

Как отмечали современники, для Теодора Шампиона марки были больше призванием, нежели выгодным коммерческим предприятием. К филателии он обратился еще в детском возрасте, в 1880 году, и так серьезно проявил себя на новом поприще, что один из цюрихских торговцев предложил ему, девятилетнему пареньку, ряд образцов уже тогда знаменитой «базельской голубки» 1845 года. Теодор отказался – откуда у мальчика могли быть такие деньги?

Т.Шампион родился в Швейцарии в 1873 году. В юности привязанность к маркам делил пополам с велоспортом, но потом филателия окончательно взяла верх. После переезда в Париж он участвовал в работе французского филателистического общества, выступая как редактор разного рода изданий. Довелось ему внести свою лепту в организацию почтового музея в Париже, а в 1902 году Луи Ивер, основатель популярнейшего справочника для филателистов, пригласил его редактировать каталог. Для этого он прилежно изучил все подобные издания, которыми так богата Франция. Здесь вышел первый в мире каталог – назовем так тонюсенькую книжечку 1861 года, выпущенную страсбургским печатником М. Бергером-Левро. Год спустя в Париже появляется первый альбом для марок «Лаллье». Филателистическая жизнь в Париже шла в гору, Париж постепенно превратился в Мекку филателистического мира.

Жизнь в «столице филателии» давала владельцу магазина на Друо превосходные возможности для пополнения своей коллекции редчайшими марками. Его заслуги и знания не остаются незамеченными: в Англии и Франции, Шампион удостаивается высших филателистических почестей. А адрес «Старинный дом, Друо, 13» есть в Париже и сейчас. В нем, как и прежде, находится филателистический магазин.

Эдвард Лойнс Пембертон (Edward Loines Pemberton) родился в 1844 году в Нью- йорке, куда эмигрировал из Англии его отец. Эдвард рано осиротел, и его отправили назад, к родственникам в Бирмингем. Как и многие мальчишки, коллекционировать начал в детстве. Первым среди британских филателистов он осознал, что почтовые выпуски требуют подробной научной систематизации, и всегда отвергал попытки тех, кто стремился упростить понятие коллекционирования, сводя его к чистому собирательству.

В сентябре 1861 года в журнале «Битон'с Бойз Мэгэзин» появилось объявление: « Э. Л. Пембертон, Уорстон Хаус, близ Бирмингема, будет рад обменяться марками по почте». Примерно тогда же он подготовил список, который можно считать первым печатным прейскурантом марок (один экземпляр сохранился в Британской библиотеке).

В те далекие времена, английские филателисты к своему увлечению относились, как правило, не очень серьезно, собирали марки не приберживаясь никакой классификации. На Пембертона же сильное впечатление произвела переведенная на английский язык книга о марках-подделках, написанная знаменитым бельгийцем Моэнсом – одним из первых филателистов мира. Пембертон начал досконально изучать имеющиеся почтовые марки. 

В 1862 г. открыл торговлю марками, став одним из первых предпринимателей в области филателии того времени.

В 1863 году в соавторстве с Торнтоном Льюсом он издал получивший широкое признание труд «Поддельные марки: как их определить» («Forged Stamps and How to Detect Them»). Автор «Справочника коллекционера почтовых марок» («The Stamp Collector’s Handbook») /1874/, одной из лучших книг подобного рода того времени.

Далее Пембертон решительно двинулся завоевывать мир филателистической журналистики. В 60-х годах XIX века несколько филателистических изданий возникли, но быстро закрылись, оставив еле заметный след на филателистическом горизонте. Пембертон был редактором «Ежемесячного рекламного вестника» («Monthly Advertiser»), первого журнала, посвященного исключительно филателии (публиковался издательством Edward Moore & Co). В дальнейшем опубликовал ряд статей в «Журнале коллекционеров марок» («The Stamp Collectors Magazine») и «Филателисте» («The Philatelist»).  Довольно скоро он завоевал репутацию филателистического эксперта.  В качестве эксперта Эдвард Лойнс Пембертон пользовался таким признанием, что ни в одном крупном филателистическом начинании не могли без него обойтись. Он принимал самое активное участие в открытии Лондонского филателистического общества, следил с большим вниманием за тем, как повсюду в Париже, Лондоне и Нью-йорке появлялись аукционы почтовых марок.

Эксперт из Бирмингема сделал очень много для коллекционирования, особенно если принять во внимание, что он умер очень молодым, в возрасте всего 34 лет.

К числу известных российских филателистов того времени следует отнести Ф. Л. Брейтфуса (1851-1907), жившего в Петербурге, чья коллекция марок считалась третьей в мире после собраний Феррари в Париже и Т. Тэмплинга (1855-91) в Лондоне. Незадолго до кончины Брейтфус продал свою коллекцию английской торговой фирме «Стэнли Гиббонс».

Собрание Тэмплинга было передано им в Британскую библиотеку в Лондоне и послужило основой при формировании национальной филателистической коллекции Великобритании. Из всех выдающихся филателистических собраний начала 20 в. в полном виде до настоящего времени сохранилась лишь эта.

Другим выдающимся российским филателистом был А. К. Фаберже (сын знаменитого ювелирного мастера К.Г.Фаберже), обладавший уникальным собранием марок и цельных вещей Российской империи. Его коллекция вне конкурса экспонировалась в 1933 на Международной выставке в Вене и произвела фурор в мировой филателии. Часть этого собрания было распродано в 1939 на аукционе в Лондоне, а в 1999 году в Швейцарии была продана легендарная коллекция Фаберже «Земство России».

[1] Хранитель коллекции Филиппа Феррари на протяжении нескольких десятков лет.

Оглавление

Разработка «Наш ГОРОД»