Статьи по филателии  
Словарь терминов  
Почтовый календарь  
Знакомство с филателией  
Филателистическая география  
Виртуальные выставки  
Форум  
Контакты  
Филателистические сайты  
Журнал "Мир марок"  
Выпуски СССР и России (USSR and Russia)  
"Земство" Каталог Чучина (ZEMSTVO)  
Каталог "Космос в картинках" (Space)  
Каталог "СОЧИ-2014" (Sochi-2014)  



   
Статьи » | » По категориям » | » По авторам » | » По годам
Поиск публикацийЧто искать:  

 

Знакомство с филателией /

Как появляются редкости-2



А вот случай, который представился автору. В 1970 году в обычном киоске «Союзпечати» было куплено несколько обычных маркированных конвертов. Подписывая дома адреса, я обнаружил, что на одном из конвертов отсутствует прогон черной краски. Естественно этот конверт занял свое место в коллекции.

231_2.JPG
232_1.JPG 233_1.JPG


234_1.JPG
Верхняя марка номиналом 1 пенни ("чужой" цвет), а нижняя 4 пенса с "собственным" цветом
Следующей типичной ошибкой, приводящей к появлению редких разновидностей, является ошибка в цвете. Эта ошибка возникает в результате неверного монтажа печатных плат. Филателисты называют такие ошибки «кукушкиными яйцами». Например, знаменитые ошибки в цвете треугольных марок Мыса Доброй Надежды выпуска 1861 г., печатавшихся типографским способом, возникли при сборке стереотипов. Печатные формы 1-пенсовых и 4-пенсовых марок составлялись примерно в одно и то же время.

По ошибке стереотип 4-пенсовой марки положили в форму 1-пенсовой и наоборот. В результате получилась очень редкая ошибка в цвете: синяя 1-пенсовая марка и красная 4-пенсовая.

Та же ситуация была и со знаменитой  Желтой 3-скиллинговой Швеции. Эти сведения уже были изложены в главе «Легендарные марки», поэтому повторяться не будем.

Редкие марки можно создать и намеренно. Самое простое решение выпустить почтовую марку очень маленьким тиражом.

Классический пример такой деятельности был описан в романе Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев». Коллекционирование марок русской земской почты, увлекались многие филателисты, как в России, так и в других странах. Интерес к земским маркам за пределами России послужил темой для веселой новеллы в главе «Прошлое регистратора загса», которая не была включена Ильфом и Петровым в окончательный вариант романа «Двенадцать стульев». Рассказывая об увлечении Воробьянинова коллекционированием земских марок, писатели замечают, что самым полным таким собранием обладал англичанин Энфильд[1], однако Воробьянинов одолел соперника без особых затрат.

Используя свое положение предводителя дворянства, он добился выпуска новой, серии марок Старгородского земства в количестве всего двух экземпляров, после чего собственноручно уничтожил клише. Когда же Энфильд предложил Воробьянинову продать один экземпляр по любой цене, Воробьянинов в ответном письме ограничился лаконичной фразой, выведенной латинскими буквами: «Накося выкуси...».

Ведь так приятно обладать уникальным экземпляром, зная, что другие коллекционеры уже не могут иметь возможность похвастаться тем же. Такое болезненное тщеславие коллекционера может привести даже к варварским поступкам, а то и к преступлению. Известен факт уничтожения бароном Ротшильдом нескольких редчайших экземпляров марок Афганистана с тем, чтобы остаться владельцем единственной марки в мире.

В истории филателии известны случаи, когда делались попытки скупить все марки какого-либо выпуска и таким образом воздействовать на повышение их цены. Одна из первых таких попыток имеет более чем столетнюю давность. В начале 1871 года двое предприимчивых американских юношей стали скупать 12-центовые темно-фиолетовые марки выпуска 1870 года с портретом президента Генри Клея. На первом выпуске этих марок имелся контрольный оттиск на клеевой стороне, названный филателистами «решеткой». Юные бизнесмены объездили почти все штаты и оптом скупали в почтовых конторах 12-центовые марки. Собрав к 1873 году более 300 тысяч этих марок, они развернули в печати широкую кампанию, требуя убрать с марок «решетку». Их энергия увенчалась успехом: в Вашингтоне приняли решение в дальнейшем печатать эти марки уже без «решетки»[2]. Так у обычной рядовой марки, которой до сих пор никто не интересовался, появилась интересная разновидность. Коллекционеры бросились разыскивать новооткрытую редкость, но было уже поздно. К тому времени филателистические фирмы Лондона оценивали негашеную 12-центовую марку с «решеткой» в 12 долларов 50 центов, в Париже ее продавали за 14 долларов, а нью-йоркские торговцы подняли цену до 15 долларов.

В августе 1874 года молодые бизнесмены решили, что пора выбросить марки на рынок, и договорились между собой продавать их не менее 5 долларов за штуку. Это должно было принести им около полутора миллионов чистой прибыли. Получив некоторую прибыль, деловые партнеры поступили очень мудро, они ограничились продажей достаточно небольшого количества марок. Со временем, старший партнер купил долю младшего, а так как его финансовые дела шли успешно, он решил еще повременить с продажей марок и подождать, пока цены на них еще больше поднимутся. Трагический финал наступил спустя тридцать лет. В 1904 году владелец марок решил, что наступило время продать их. С этой целью он, захватив с собой марки, отправился в Новый Орлеан на пароходе «Белый орел». И надо же было случиться так, что на пароходе взорвался котел! Все пассажиры погибли, а с ними и триста тысяч негашеных 12-центовых марок... Вот так появилась редкость среди почтовых марок США. В каталоге Скотт 2008 года цена этой марки составила  $27500.

235_1.JPGИнтерес филателистов к собиранию разновидностей очень быстро уловили почтовые и финансовые ведомства – и начался этап искусственного их создания уже на другом, иногда и государственном, уровне. И хотя контроль в типографиях достаточно серьезен, но все равно в обращении появляются бракованные экземпляры, тут и недопечатки, о которых мы уже говорили, и беззубцовки, и неправильная перфорация марок. Но видимо есть каналы утечки в типографиях, так как на филателистическом рынке довольно регулярно появляются такие «редкости», а на самом деле – просто откровенный брак.

Но находятся коллекционеры, готовые платить немалые деньги за подобные «шедевры», а очень солидные фирмы предлагают этот сомнительный материал. Вот, например, предложение солидной английской фирмы. Приведу несколько иллюстраций из популярного ежемесячного журнала «Gibbons Stamp Montly». А вот являются ли подобные уродцы филателистическим материалом, должен решать сам коллекционер. Подобные сомнительные, хотя и дорогостоящие материалы вряд ли украсят Вашу коллекцию. Хотя, трудно удержаться коллекционеру и упустить такой экземпляр, которым можно похвастаться перед коллегами. На это нас и ловят не очень добросовестные фирмы.


 

В Советском Союзе в тридцатые годы XX века, специально для продажи иностранным и советским коллекционерам через магазины Торгсина поставлялись беззубцовые варианты марок, пробные и сигнальные листы, сначала попавшие в зарубежные, а затем и в советские каталоги. По всем правилам на этих марках должен был стоять штамп «Проба» или «Проект», но тогда не предполагалось, что дело приобретет в дальнейшем спорный и даже коммерческий оборот. Все эти «редкости» никакого отношения к почте, конечно же, не имели и не имеют. Вот перед Вами беззубцовая марка из серии «40-летие создания международного вспомогательного языка – эсперанто». В официальном каталоге упоминается о ней, но имеется и сноска «в почтовом обращении не была». Однако на иллюстрации эта марка на вырезке с достаточно четким штемпелем. В результате, подобный лот на аукционе ценится дороже надпечатки «Перелет Москва Сан-Франциско через Северный полюс».

Упомянув об этой надпечатке, поговорим о ней более подробно. Как мы уже говорили, «перевертка» обычно получается, когда лист кладется на печатный станок «вверх ногами». Если предположить, что это произошло и в данном случае, то надпечатка оказалась бы на темной части марки и была бы незаметной или неразборчивой. В случае с перевернутой надпечаткой, видимо, процесс шел в следующем порядке. Набор надпечатки перевернули на 180 градусов, сместив ее вправо: в результате она как бы «вышла из тени», оставаясь четкой и разборчивой. Это позволяет утверждать: надпечатка (типографский набор из пяти строк) была перевернута в типографии сознательно... Люди, имевшие доступ к печатной машине, и явились «инициаторами». Так же, по всей вероятности, появилась и маленькая буква «ф» в слове «Сан-Франциско». Еще в конце пятидесятых годов участник тех событий М. Т. Милькин, впоследствии коммерческий директор СФА, в личной беседе сообщил: «Перевернули надпечатку, а не весь лист марок...».

Вот так появлялись редкости советской филателии. Хотя это тенденция не определенной страны, а определенных людей. По одной из версий перевернутая надпечатка появилась в результате непосредственному указанию Генриха Ягоды, тогдашнего руководителя НКВД. Не многим известно, что Г.Ягода многие годы посвящал свое свободное время коллекционированию почтовых марок.

232.jpg

233.jpg

234.jpg
235.jpg 236.jpg

Большая буква "Ф" в слове Сан-Франциско

Маленькая буква "ф" в слове Сан-франциско

Известно, например, что Франклин Рузвельт был страстным филателистом, который конечно очень радовался, заполучив в свою коллекцию интересную разновидность. Почтмейстер США, узнав об этом начал изготовлять такие разновидности специально для президента. А теперь оцените реакцию Франклина Рузвельта – узнав о такой деятельности своего почтмейстера, он немедленно его уволил и приказал уничтожить все «липовые» разновидности.

А вот еще один интересный пример появления редкостей. В сентябре 1989 года на аукционе в Мюнхене произошла сенсация. На продажу был выставлен лот с неизвестными марками ГДР, посвященными играм в Лос-Анжелосе 1984 года. Марки трех номиналов отличались от вышедшей в 1988 году сульской Олимпиаде лишь цифрами года и порядковым номером Игр.

Проведенное исследование установило, что марки подлинные. Они были напечатаны к Олимпиаде-84, однако под нажимом Советского Союза, устроившего бойкот Игр в Лос-Анжелосе, не были выпушены в свет и уничтожены. Оказалось, что три листа (в каждом листе по 50 марок) было похищено, и именно они оказались на аукционе, перейдя в разряд раритетов. Интересно отметить, что «бойкотные» листы пролежали в запасниках значительное время. Почтовое начальство, будто на что-то надеясь, четыре года тянуло с уничтожением марок. Немецкое стремление к бережливости все же неистребимо. Уж, если нельзя сохранить тираж, то нужно сохранить плоды работы художника и не оплачивать его труд еще раз. Что и было сделано – серия 1988 года была выпущена без больших творческих исканий. Взяли и просто изменили номер и год Олимпиады. 

306.jpg 306_1.jpg

В заключение хочется сказать следующее. Конечно, очень приятно иметь в своей коллекции редкие марки, имеющие интересную историю. А вот стоит ли гоняться за сфабрикованными «редкостями» это уже решение самого коллекционера. Нельзя забывать от одной простой истине – спрос рождает предложение!

[1] Имя англичанина конечно вымышленное, однако следует отметить, что именно английские коллекционеры всегда очень интересовались и интересуются марками земской почты. Поэтому именно в Англии в 1990 году вышло в свет репринтное издание каталога земских почтовых марок России, выпущенное в Москве (1925 г) под редакцией Ф.Чучина. Некоторые иллюстрации в нем заменены новыми, более четкими.

[2] Серия марок состояла из 11 номиналов. Естественно, что они все стали печататься без «решетки». Таким образом, эти два молодых человека сделали редкой и всю серию. В настоящее время цена любой марки серии с «решеткой» (with Grill) в несколько раз больше чем у аналогичной марки без «решетки» (without Grill)

Разработка «Наш ГОРОД»