Статьи по филателии  
Словарь терминов  
Почтовый календарь  
Знакомство с филателией  
Филателистическая география  
Виртуальные выставки  
Форум  
Контакты  
Филателистические сайты  
Журнал "Мир марок"  
Выпуски СССР и России (USSR and Russia)  
"Земство" Каталог Чучина (ZEMSTVO)  
Каталог "Космос в картинках" (Space)  
Каталог "СОЧИ-2014" (Sochi-2014)  



Цена на швеллер 20 за метр купить швеллер 20.
   
Статьи » | » По категориям » | » По авторам » | » По годам
Поиск публикацийЧто искать:  

 

Короткие истории /

41-й промысловый квадрат

 
                
Kv41_01.JPG

Море. Оно всегда красиво с берега. Холодная Балтика омывает нас с трех сторон. Давным – давно, древний ледник прошелся здесь, оставив после себя тысячи валунов. Наверное, потому эстонский берег суров и красив по-мужски. Один из камней этого ледника в Эстонии - особенный. Только летом, когда от жары спадает уровень моря, он появлялся перед людьми и то наполовину, словно стыдясь своей надписи. Четыре цифры хорошо видны на его крепком каменном боку. Самые мрачные цифры для русского флота на Балтике - 1941.
                                                                   
                                                                    
 
Kv41_02s.JPG
                                                                
Kv41_14.JPG27 августа 1941 года в 11.00 началась эвакуация кораблей Балтийского флота. Оказавшись запертым в мелководном Финском заливе, словно в мышеловке. Брошенный в штабном бардаке и интригах первого года войны. Не имея возможности для ремонта, от беспрестанных налетов авиации. Отдав половину своих экипажей на сушу - флот только и мог, что как-то удерживать огнем своих главных калибров, рвавшихся к Таллину немцев. А измотанным вконец береговым частям помогали 16 000 тысяч матросов, примкнувших штыки к своим винтовкам. Командующим Балтийским прорывом был назначен вице-адмирал ТРИБУЦ. Почта СССР отметила заслуги адмирала на маркированном конверте в 1988 году.

                                                                                   
 
Kv41_03.JPG


Времени на подготовку к эвакуации не было. Что не успевали или не могли загрузить - сжигали, топили в море или взрывали. Так в порту ПАЛДИЙСК, который тогда назывался - Русско-Балтийская гавань, сбросили более 1 000 вагонов со всяким добром. Паровозы, подвозившие эти вагоны, отправились вслед за ними. Была проложена специальная железнодорожная ветка, обрывавшаяся у двадцати метрового обрыва. Точно возле сегодняшнего маяка PAKRI (ПАКРИ) .                                             
                                                                         






На побережье полуострова SUURUPI  (СУРУПИ) находились склады авиабомб, предназначавшиеся для бомбежки Берлина, а так же весь запас торпед Балтийского флота. Саперы рванули так, что взрывная волна просто сдула оба маяка в море, оставив два хорошо видных сегодня фундамента. Остались огромные воронки, в которые запросто и сегодня, можно поместить парочку танков.

Kv41_04.JPG Kv41_05.JPG

И Таллиннских створных маяков тоже не стало, после отхода последних шлюпок с подрывниками. Таковы правила всех войн – ничего не оставлять врагу. А сколько людей осталось на причалах, скольким не хватило места, на полностью перегруженных судах. Некоторые транспорта по несколько раз возвращались обратно к причалам, снова и снова забирали людей, сами не понимая, куда будут размещать их.

Kv41_06.JPG Kv41_07.JPG
                                                                   
 Kv41_08.JPG
В сумерках у морских ворот гавани высился темной громадой силуэт судна. Ни огонька, ни движения на нем. Прожив очень славную жизнь, он должен будет исполнить свой последний долг - затонуть на выходе из порта, тем самым надолго запереть главный фарватер. Он так и ушел под воду, не спустив флага. Ходила красивая легенда, что когда главная палуба начала уходить под воду, на мачте, рядом с красным флагом взвился Сине-белый Андреевский стяг. Из четырех матросов, производивших затопление, обратно не вернулся никто. Так погиб минный заградитель « АМУР».

                                                                                           



 К полудню флот, собрался возле островов NAISSAAR  (НАЙССААР) и AEGNA (АЭГНА). Обложенный со всех сторон мелями, куда уже долетали снаряды полевой артиллерии. Целые сутки метался флот, отчаянно маневрируя, крутясь чуть ли не вокруг своей оси, корежась от близких разрывов, ежечасно отстреливаясь от самолетов из всего, что только могло стрелять, флот ждал приказа на прорыв. Ждал последних бойцов прикрытия, ждал, когда затопят и подорвут около 60-ти судов, которые уже не могли идти своим ходом.  Ждал, потеряв два буксира, один транспорт и еще, так необходимый, малый тральщик.

В темном грузовом трюме одного транспорта, среди сотен таких же серых от пыли, смертельно уставших бойцов, сидел уже не молодой пехотинец. Сидел и ждал, как все. И было ему совсем не ведомо, что через много лет, про него напишут. Напишет человек с точно такой же фамилией, как на моем нике.

Медленно таял и отходил за корму красивый город Таллинн. Жуткий гул буйствующего пламени перемешивался с грохотом разрывов. На фоне раскаленных облаков четко вырисовывались контуры кирок, столь характерных для таллиннских пейзажей. Все затягивалось дымом пожарищ.

Один из самых красивых, на мой взгляд, эстонских выпусков, так и называется - Таллиннские силуэты. Печатались без зубцов в несколько этапов : первый выпуск 25 марта 1920 года, с различными оттенками синего цвета, второй выпуск 6 октября 1920 года, третий от 17 октября 1921 года, а четвертый выпуск увидел свет 15 октября 1924 года.

  Kv41_10.JPG Kv41_11.JPG

Скрывались из виду самые высокие городские постройки, уже с вывешенным чужим флагом. А через месяц, 22 сентября 1941 года были выпущены оккупационные марки новой Эстонии, где столицей становился город REVAL (РЕВЕЛЬ).

Kv41_12.JPG Kv41_13.JPG

127 боевых кораблей и 75 малых вспомогательных судов, вместе с транспортами, под завязку набитых ранеными, и беженцами, растянувшись на 30 километров, взяли курс на КРОНШТАТД. Предстояло пройти всего 321 километр, где 250 километров берега было уже занято противником, а 120 километров моря - было сплошь завалено минами. Сутки хода, и  многим, попавшим на эти суда, казалось тогда - спасены. Так начиналась одна из самых драматических страниц русского флота, так начинался прорыв кораблей Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт.

Оба берега, и финский и эстонский к тому времени были уже заняты. Установив артиллерию на побережье, немец начал обстрел каравана, не давая приблизиться. Курс из места сбора под Таллинном проходил чуть севернее острова KERI (КЕРИ).
                                                                                                   
Kv41_15.JPG Kv41_16.JPG

                                   
Оторвавшись от берега, флот получил набольшую передышку от немецких пушек, но зато появилась авиация. Если боевые корабли имели свое зенитное вооружение, и как - то сами могли отбиться, то транспорта, вооруженные наспех, почти ничего не имели.

И хлестали жгучие пулеметные очереди по рубкам, убивая и калеча штурманов c рулевыми. Били с бреющего полета по лежащим, на палубе раненым. В азарте прошивали очередями тех, кто в панике бросился за борт. С удивлением расстреливали того кто, встав на колено, стрелял из простой трехлинейки по самолетам. Стреляли до полной пустоты патронных кассет. А потом проносились над корабельными мачтами, опьяненные безнаказанностью 41 года.

По какой - то непонятной немецкой безалаберности, бомбардировку поручили курсантам 61-й учебно-тренировочной воздушной эскадре Люфтваффе. Kv41_17.JPGУмело поставленный огонь зениток, заставлял их сбрасывать бомбы, куда попало. Точная очередь из страшного, счетверенного пулемета Максим, вызывала ужас у этих сопляков и они сворачивали с боевого курса. Но беззащитных целей на море было столько, что можно было и обойти стороной, огрызающийся огнем эсминец, что бы заняться безоружным транспортом.

И с жутким грохотом лопались авиабомбы прямо среди людей на палубах. И стонали от резкой перемены режима работы судовые дизеля и крошились на части старые пароходы, не выдержав близких разрывов. А обезумевшие люди, большие и маленькие, здоровые и наспех перебинтованные сыпались и сыпались из них прямо в море. У острова КЕРИ было потерянно три транспорта и одна подводная лодка Щ – 301.
                                                               
Оставив за кормой маяк КЕРИ, флот лег на новый курс - севернее полуострова JUUMINDANINA (ЮМИНДАНИНА).

Самые большие морские минные поля в истории второй мировой войны лежали перед караваном. Только одно минное заграждение «Юминда» было около двадцати километров в длину. Это час полного судового хода, но мин было выставлено столько, что на каждые ДЕСЯТЬ МЕТРОВ приходилась по одной мине. И флот подошел к ним уже почти в полной темноте. Те немногочисленные минные тральщики не успевали менять разбитые взрывами тралы. Добавила плавающих мин на воде и штормовая погода накануне, сорвав их со штатных мест.  Мин было столько, что не успевали расстреливать из пулеметов, не успевали отталкивать баграми и досками, не успевали прыгать в воду, что бы отвести эту рогатую смерть от своего борта. Казалось, что минам не будет конца. И багровые столбы пламени, поднимавшиеся к небу то тут, то там, возвещали о гибели новых кораблей.

Случайно спасенные и вытащенные на чужой борт, через некоторое время вновь подрывались и снова оказывались в холодной воде Балтики. Все вокруг было усеяно человеческими головами, подчас полуослепшими от вытекшего мазута.  Здесь подорвались на минах и затонули еще 16 судов.

 На карте хорошо виден мыс ЮМИНДАНИНА с маяком JUMINDA (ЮМИНДА) - он внизу, а наверху черные горизонтальные кресты в красном обрамлении. Так принято отмечать места затонувших кораблей на морских картах всего мира. Здесь, на сегодня, находятся самые промысловые места знаменитой осенней Таллиннской кильки. Зеленые пунктирные линии - это и есть как раз наши рыболовные трассы. Районы, полностью отмеченные в красном обрамлении, считаются непроходимыми. Там сплошняком все дно в железе и в разбитых рыболовных тралах. Сегодняшние гидролокаторы-сонары бокового обзора выводят на наши экраны восьми, пяти метровые холмики на морском дне, так похожие на береговые могилы, когда мы проходим через эти места.

Kv41_21s.JPG

Немного левее, предупредительная надпись - район Kv41_22.JPG№ 161. В этом квадрате еще долго не будет зеленых линий донного траления, потому что взрыв от вытащенной мины на палубу, оставляет от  вашего судна - столб воды в метров двадцать, да пару тельняшек на воде, если повезет.  Вот почему этот район до сих пор и зовется среди рыбаков - 41-й ПРОМЫСЛОВЫЙ КВАДРАТ, хотя по международной промысловой сетке, он значится 121-м квадратом.                                                               
                                                                                
Следующим ориентиром стал остров MOHNI  (МОХНИ).  Здесь погибла подводная лодка С-5, со всем штабом Балтийского подводного флота. С тонущего транспорта «ЭЛЛА»  смогли выбраться из лабиринтов искореженных, горящих судовых помещений только 644 человека из трех тысяч.   Ледокол «КРИШЯНИС ВАЛЬДЕМАРС»  навсегда остался на глубине 52 метров. На морском дне севернее этого маленького острова покоятся десять судов. С некоторых никто не сумел спастись.
                                                                                                 
Еще не было пройдено и половины пути, когда наступил ранний летний рассвет. Последний рассвет для многих. Утром, вновь появились самолеты с крестами. Били по тем, кто сумел увернуться от вчерашних мин. Взрывали тех, кто лежал в дрейфе, пытаясь отремонтироваться и потушить пожары. Добивали одиночек, кто из последних сил держался на воде, уцепившись за обломок дерева. И быстро, очень быстро бежали по воде полуметровые пулевые фонтанчики к наспех связанным бинтами доскам, и легко разрывали эти хилые плотики вместе с полуживыми измученными людьми.
  
Kv41_23.JPGОстров VAINDLO (ВАЙНДЛО), чуть северо- восточнее острова МОХНИ. Доводилось мне там бывать. И до сих пор не укладывается в голове - как на клочке земли, состоящей из сплошных валунов, без малейших признаков растительности, длиною в метров 250 – 300 и в ширину не больше 60-ти, можно было занять круговую оборону. 2 300 бойцов, больше суток отбивались от самолетов.

Возле него выбросился на мель подорванный лесовоз «КАЗАХСТАН»  с 5 тысячами пассажиров. Лесовоз горел, но пожар потушили. Близким разрывом бомбы выведена из строя машина, но они починились. На всех было только два мешка крупы, каждому досталось по две ложки, но они выжили. Их уже не ждали, но они дошли. Дошли сами до КРОНШТАДТА, став вторым торговым судном, самостоятельно проплывшим через весь этот ужас. Дошли на нем, только 2 382 человека. Первый пришел, торговый транспорт «САУЛЕ». Довела его единственная тогда в Союзе женщина-капитан – 30-ти летняя АННА ЩЕТИНИНА.

Kv41_24.JPG


Возглавлял прорыв - легкий крейсер «КИРОВ». При обороне Таллинна он уклонился от 326-ти бомб. За время перехода подвергся 52 воздушным атакам и ушел еще от 83 бомб. На его борту находился сам командующий, прекрасно осознавая, что крейсер, для немцев, станет мишенью номер один. На нем эвакуировалось эстонское правительство, вывозился золотой запас Центрального банка. На нем находилось знамя Балтийского флота, врученное еще в далеком 1928 году. Позже крейсер первым из надводных кораблей Балтфлота будет награжден орденом Боевого Красного Знамени. Две артиллерийские башни крейсера установлены, как реликвии, на набережной нынешнего Санкт-Петербурга.

                                                             

                        


Эскадренный миноносец «ЯКОВ СВЕРДЛОВ». Корабль-легенда. На момент постройки являлся самым быстрым военным судном в мире в своем классе. Это единственное судно, которым в свое время командовал адмирал ТРИБУЦ. Красивые и стремительные обводы этого четырех трубного миноносца выдавали в нем очень сильного противника. Ни одного проигранного морского сражения, тому подтверждение. Тогда это судно называлось «НОВИК».

Kv41_26.JPG


Kv41_25.JPG


У острова МОХНИ взрыв мины разрывает судно пополам. Когда уже волны смыкались над кораблем, раздался оглушающий взрыв – это сработали глубинные бомбы в трюмах эсминца, убив половину из тех, кто успел прыгнуть за борт. При попытке спасти тонувших моряков, подрываются еще два судна. Мало, кто там выжил.   Вот это судно севернее острова МОХНИ отмечено на старой промысловой карте, с координатами 59 градусов 42 минуты N и 25 градусов 45 минут Ost. 329
            


Kv41_27.JPG



 Ледокол «SUUR TÕLL»  (СУУР ТЫЛЛЬ - Большой Тылль) - участник перехода. Судьба благосклонно отнеслась к этому судну, которое благополучно прибыло в Кронштадт, потеряв убитыми 12 и ранеными 73 человека. Сейчас является морским музеем в Таллинне, со статусом - крупнейшего парового ледокола в Европе и единственного судна довоенной эпохи в Прибалтике. Изображал крейсер «Аврору» в фильме Сергея Бондарчука (старшего) - «Красные колокола», правда, тогда у ледокола было совсем другое имя - «ВОЛЫНЕЦ», а на носу стояло мощное, фанерное орудие.





                  

Kv41_28.JPG

Подводная лодка «LEMBIT» (ЛЕМБИТ). Одна из семи подводных лодок прорыва. Сейчас является судном-музеем в столице Эстонии. Имеет статус - единственной, сохранившейся подводной лодки, довоенной постройки в Прибалтике и самой старейшей лодкой в мире, находящейся на плаву. Полное название должно звучать так - Подводный минный заградитель, ордена Боевого Красного Знамени, Гвардейская лодка «ЛЕМБИТ».

Орденом лодка была награждена 6-го марта 1945 года. Очень жаль, что нынешние НЕ боевые награды, стали цениться больше, тех, за которые заплачено кровью. 308 316

                                                    



Kv41_29.JPG


Базовый тральщик «ГАФЕЛЬ». Все минные тралы были перебиты. Отбил 21 воздушную атаку. Спас из воды 308 человек. Дошел до Кронштадта своим ходом, хотя высота надводного борта составила всего лишь 30 сантиметров. Практически от перегруза палуба находилась в воде. Из команды потерял за прорыв 28 человек убитыми и 131 ранеными. 3-го апреля 1942 года тральщик получит звание ГВАРДЕЙСКОГО.

                                                                                        




Kv41_30.JPGРаньше на 16 дней, пассажирское судно «ВЯЧЕСЛАВ МОЛОТОВ», превращенное в плавучий госпиталь, загрузив на борт 3 168 эвакуируемых и раненых, из которых 809 были лежачими, в сопровождении двух минных тральщиков взяло курс на Кронштадт. У мыса Юминданина, взрывается и тонет один из тральщиков. Чуть позже, сам плавучий госпиталь наскакивает на мину, но остается на плаву, потеряв 40 человек убитыми. Восемь пробоин в машинном отделении закрыли ста матрацами, взяв их из-под  раненых. Именно фотография, белых труб с огромными красными крестами, этого санитарного судна, прошитая насквозь пулеметными очередями, будет фигурировать как обвинительный документ с советской стороны, на «суде истории»  в Нюрнберге 1945 года.   Так чудом дошел до порта будущий знаменитый пассажирский теплоход «БАЛТИКА».                                                                               

Kv41_31.JPG



Сутками раньше прорыва, из Таллинна на Кронштадт взяло курс судно «EESTIRAND» (ЭЭСТИРАНД - ЭСТОНСКИЙ БЕРЕГ). До 1939 года, судно считалось самым большим в Эстонии паровиком. Использовалась, как самая большая плавбаза, по переработке сельди в Северном море.

Во время рейса в Ленинград в августе 1941 г. в судно попали две фашистские бомбы. Для спасения находившихся на борту 5 000 мобилизованных воинов, судно было направлено на мель близ острова ПРАНГЛИ,   так написано на обратной стороне этой открытки из серии «Морской музей», эстонского выпуска 1978 года. Но это НЕ ПРАВДА. У этого острова судно подверглось воздушной атаке, и самостоятельно повернуло обратно. Тем, кто не пожелал возвратиться, было предложено прыгнуть за борт. Их то и подобрали, рядом находившиеся транспорта. И такое лицо у войны тоже было. 
                                                                                       








До КРОНШТАДТА за двое суток дошло 112 судов из состава Балтийского флота, потеряв 15 единиц. А из малых вспомогательных и транспортных судов сумели дойти только 32 судна, потеряв 43.

Разные корабли погибли, малые и большие. Никому не известные каботажные старички и знаменитые пароходы, обошедшие весь свет. Про людские потери спорят до сих пор. Но еще долго море выносило на берег, вместе с разным корабельным мусором, то модную женскую шляпку. То пробитую бескозырку с бурыми разводами старой крови. То старого плюшевого медвежонка, схваченного наспех детскими ручонками, который больше никогда не увидит своей маленькой хозяйки. Они покоятся в общей братской могиле Финского  залива. Бесследно растворившись среди тех многих миллионов, погибших в той страшной войне. Никто не помнит их имен. Я не буду считать их, я просто скажу им всем, лежащим в морской пучине - ПОКОЙТЕСЬ С МИРОМ!

Kv41_32.JPGМоре. Оно всегда красиво с берега. Холодная Балтика омывает нас с трех сторон.  Давно уже нет того камня, с печальной цифрой. И совсем не в людях тут дело. Природа, подняв уровень воды, спрятала этот валун от людских глаз. Он ушел под воду с частью берега. Но тот старый камень должен помнить, как однажды к нему пришли 9 крепких парней в тяжелых рыбацких сапогах. Постояли молчком, потом так же молчком выпили, не чокаясь, и ушли. Ушли, обратно в море. Ведь жизнь продолжалась дальше.

Сегодня, если подойти со стороны моря поближе к мысу ЮМИНДАНИНА, можно увидеть красную, словно капельку крови, черточку. Это новый памятник, из красного гранита, в обрамлении черных рогатых морских мин. Уже покойный президент LENNARD MERI (ЛЕННАРД МЕРИ) много сделал, что бы этот памятник появился во второй раз.

Многое в этом прорыве спорного, во многое просто не хочется верить, я не буду об этом. Главное, что бы мы знали о них. Знали и помнили. Помнили ВСЕГДА.   Людская память и память истории всегда будет сильнее тех финских ухарей-картографов и тех умников - заказчиков из эстонской гидрографии, которые «забыли»  нанести эти отметки на новых морских картах Эстонии 1993 года выпуска. Мы сами вручную переносим эти красные отметки со старых русских карт. Потому что все, что там лежит под водой – это ПРАВДА.

На памятнике судно переломленное взрывом пополам и надписи - на эстонском, русском, немецком и финском языках. Пусть будет так, пусть будут четыре надписи. Война – это зло, зло для всех. Без исключений.

Kv41_33.JPG

Мне почему-то четко удается прочитать лишь вторую строку на обелиске. Наверное, зрение уже подсаживается. Думаю - возрастное это… С благодарностью тем, кто позволил мне  РОДИТЬСЯ.


                                   
ODRI 2055 | 02.06.2010
Разработка «Наш ГОРОД»